A+ A A-


Трамп-пам-пам. Или чего ждать Беларуси от зятя президента США? (видео, стенограмма)

Оцените материал
(5 голосов)

«Пять минут о главном»! А главное – это итоги президентской кампании в США, которые продолжают будоражить мир.


В студии ОГП-TV –  директор по исследованиям «Либерального клуба» Евгений Прейгерман, с которым мы ищем ответ на вопросы: 

Что это было: 

Бунт белых мужчин? 
Революция против правящих элит? 
Правый поворот после восьмилетнего движения налево? 
Или демократия в действии? 



ОГП-ТВ, стенограмма

Анатолий Лебедько:
– Добрый. «Пять минут о главном», а главное – это, конечно же, новость, которая взбудоражила весь Земной шар. Президентская кампания в Соединенных Штатах Америки. И наш главный специалист о главном Евгений Прейгерман, я бы так сказал, беларус уже из Лондона или из-под Лондона, потому что последнее время большую часть времени он проводит в Западной Европе. И нам интересен взгляд человека, который чуть ближе к США, чем большинство беларусов.

Евгений, давайте начнем с того, что все-таки случилось, что это: Бунт белых мужчин? Это поворот направо после восьмилетнего движения влево?
Или это часть мировой революции против политических элит? 

Евгений Прейгерман:
– Давайте начнем с очень скучного ответа. Со всех страниц и экранов масс-медиа, как отечественных, так и зарубежных, льются, как из рога изобилия, объяснения, и, естественно, очень много экспертов, которые все вдруг поняли, что произошло в Соединенных Штатах Америки...

Анатолий Лебедько:
– Которых не было слышно до кампании.

Евгений Прейгерман:
– Ну, некоторых было слышно, только с другими тональностями. Но, я думаю, чтобы понять, что начало происходить вообще в Западном мире, я думаю, проблема выходит за рамки Соединенных Штатов Америки, как минимум, понадобится несколько лет, может быть, даже десятилетий фундаментальных исследований.

Поэтому так просто сказать о том, что взбунтовался американский народ, или там то, что происходит сегодня во многих европейских странах, бунтуется какой-то тоже такой, более консервативный класс, который испугался непонятных процессов в рамках глобализации или, скажем, непрозрачной работы евроструктур каких-то и вот вдруг решил вернуться к национализму...

То, что к национализму возврат происходит – это факт. В какой-то степени, это, наверное, играет роль и в Соединенных Штатах Америки, но насколько глубинен вот этот раскол между политическим истеблишментом, я бы даже не говорил элитой, а говорил истеблишментом, и простым населением... Опять-таки, что такое простое население – здесь очень сложные такие научные категории, как бы это ни странно, но как бы это скучно ни звучало.

Но в любом случае, в этом очень серьезно нужно будет копаться. Но мы можем лишь констатировать, что многие привычки, традиции, институты политические, которые, мы считали, привели к концу историю, вот я напомню, Фукуяма после развала Советского Союза и всего блока восточного написал эту знаменитую книгу. Казалось, что вот они, эти либеральные институты, которые мы тоже все ценностно разделяем, потому что чисто логически они должны приводить к закономерным хорошим результатам. Вот что-то происходит такое, что начинает стопорить эти институты.

Анатолий Лебедько:
– Хорошо. Чем все-таки взял Трамп? Чем он взял?

Евгений Прейгерман:
– Ну, судя по всему, опять-таки я считаю, что здесь нужны очень серьезные исследования, тем более, что социология сегодня настолько нерелевантна, что даже на нее ссылаться невозможно, но чисто вот, скорее, обывательски, внешне...

Анатолий Лебедько:
– Белорусские социологи радуются. Потому что все остальные приблизились к ним.

Евгений Прейгерман:
– Ну, в каких-то отношениях наверное, да. Так вот чисто внешний какой-то взгляд говорит о том, что большее внедрение средств массовой информации в политическую жизнь – под большим я имею в виду не то, что стало больше каналов и газет, это мы все имели в предыдущие десятилетия, но то, что через социальные сети сегодня можно вникнуть в голову человека не только, когда он смотрит телевизор и читает газету, но когда он спит, а еще и когда он там на пробежке или когда он кушает, вот, по всей видимости, вот эти механизмы еще больше повышают возможности для такого, я бы воспользовался отечественным термином, оголтелого популизма.

Анатолий Лебедько:
– То есть какая-то девальвация масс-медиа и возрастание роли социальных сетей?

Евгений Прейгерман:
– Некий, знаете, такой “Дом-2” – для нашей аудитории – только во всеамериканском масштабе и совершенно вот такой с чернушным акцентом вместо дискуссии по существу.

Анатолий Лебедько:
– Хорошо. Сказалось ли на настроениях избирателей экономическая программа, которая, на мой взгляд, была наиболее проработана у Трампа. Вот программа создания 25 млн новых рабочих мест в течение 10 лет, снижение налогов. Вот это имело какое-то значение для избирателя?

Евгений Прейгерман:
– Я думаю, что вообще совершенно разные категории представлены среди избирателей Соединенных Штатов Америки. Естественно, для кого-то одни аргументы более важны, для кого-то иные.

Вот вы говорите о снижении налогов. Скажем, вот для нас, представителей либеральной именно в европейском классическом смысле слова повестки дня, идеологии, конечно, это близко, и это всегда вызывает, как минимум, понимание. Но, например, мы же знаем оценки многих профессиональных экономистов, которые, оценивая программу Дональда Трампа, говорили о том, что она совершенно не состоятельна.

И все вот эти призывы к тому, чтобы изолировать, что ли, Соединенные Штаты через внедрение барьеров для импорта, те же, там, стены к Мексике – это ж не только касается людей, это ж еще и свободное движение товаров, соответственно, под вопрос ставится NAFTA, то есть зона свободной торговли в Северной Америке – ну, то сть фундаментальные вещи ставились под вопрос. И понять, вообще, что до кого дошло, очень сложно. Поэтому я и делаю такой банальный вывод, что, наверное, вот этот “Дом-2” – он в наибольшей степени сыграл.

Анатолий Лебедько:
– Мы до конца не уверены, знает ли Трамп о существовании такой замечательной страны, как Беларусь, и где ее найти на карте...

Евгений Прейгерман:
– У него зять, вроде, с корнями белорусских партизан.

Анатолий Лебедько:
– Какие он имеет отношения с зятем? И с каким?

Хорошо. Все-таки мы посмотрим, наиболее самым таким раздражающим были его заявления по его внешней политике. Чего ожидать Восточной Европе, частью которой мы являемся? Каким-то образом это скажется? Ну, например, скажет: Акт о поддержке демократии убрать, представительства NDI, IRI, которые работают в Европе, закрыть? Чего можно ожидать?

Евгений Прейгерман:
– Во-первых, я вот второй день повторяю [запись состоялась 10 ноября, на второй день после выборов резидента в США] это сравнение, знаменитый фильм голливудский, все, что происходит в Лас-Вегасе, должно в Лас-Вегасе остаться. Я думаю, мы все уже должны привыкнуть, что все, что говорится во время избирательной кампании, большая часть из этого там и остается. Поэтому мы тоже не знаем, на самом деле, какой будет внешняя политика Трампа.

Чисто регионально, я думаю, что в первый месяц его президентства можно ожидать попыток выйти на какой-то конструктивный диалог с той же Россией. При этом я бы это ожидал даже в случае победы Хилари Клинтон.

Я напомню, что избрание Барака Обамы на первый срок происходило не на таком уже эскалированном фоне, но тем не менее – сразу после войны в Грузии. И тоже была вот эта естественная попытка начать говорить. Потому что, в общем-то, задача политика – исправить ошибки предыдущего. Когда у вас конфликт, когда у вас эскалация с кем бы то ни было, это уже как бы неправильная ситуация. Соответственно, попытка будет делаться.

Тем более, что заявления Трампа были такие, ну, скажем, дружественные, одна из фраз звучала примерно так: “Я бизнесмен, я умею договариваться, мы найдем общий язык с Путиным”. Поэтому для Беларуси это создает некий фон.

Что касается чисто двусторонних отношений, я бы не преувеличивал, во-первых, значение президента. Мы знаем, что Конгресс принимал Акт, так, конечно, записано, что по представлению от президента аргументации, которая будет говорить о том, что нам стоит пересмотреть этот Акт, мы сможем это сделать, но учитывая минимальное, вернее даже не существующее значение Беларуси для американского внешне-политического истеблишмента, естественно, президент никогда не будет ничего такого инициировать, пока вдруг что-то в Конгрессе не произойдет и кто-то из депутатов решит сам вот инициировать изменение Акта.

Анатолий Лебедько:
– «Пять минут о главном» вместе с Евгением Прейгерманом мы прошлись по свежим следам президентской кампании в США. Наша главая надежда – это не Дональд Трамп, это его зять. Будем ждать.

 

Программа «Пять минут о главном» – это о нашей реальности, о нас с вами, о наших проблемах и перспективах. Хочешь видеть все?  Подпишись на канал ОГП-ТВ

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.