A+ A A-


Рабочие места с зарплатой 265 рублей? Спасибо, не надо! (видео, стенограмма)

Оцените материал
(7 голосов)

Власти бросились выполнять указание Лукашенко о трудоустройстве всех безработных до 1 мая текущего года. НЕтунеядцев приглашали в исполкомы и в службу занятости, откуда, однако, люди выходили без улыбки на лице. 


Легко ли жить молодым? Почему безработные вынуждены отказываться от предложений власти по трудоустройству? Почему молодые выбирают уличный протест, даже если это сопряжено с рисками для здоровья и свободы. На эти и другие вопросы отвечает Елена Луцкович из Октябрьского.


Стенограмма


Анатолий Лебедько
:
– Добрый! «Пять минут о главном», а главное – это поиск ответа на вопрос, легко ли быть, жить молодым, особенно если это небольшой городок, поселок. И сегодня наш главный эксперт в поиске ответа, легко ли быть, жить молодым,  – Елена Луцкович, лидер “Молодых демократов” и человек, который живет в городке, в который, как шутят, в годы войны и немцы не дошли – поселок или город Октябрьский. Лена, легко ли быть молодым жителю Октябрьского или легко ли жить молодым сейчас?

Елена Луцкович:
– Молодым вообще тяжело быть, конечно же.

Анатолий Лебедько:
– Да, ладно! Наоборот, молодые – здоровые, энергичные и все, и никаких проблем.

Елена Луцкович:
– Тяжело быть молодым. То, что касается вопроса, как живется молодежи в небольших...

Анатолий Лебедько:
– В экономическом аспекте?

Елена Луцкович:
– ... поселках, поселках городского типа. Начнем с того, что там молодежи практически, так сказать, и не осталось, там ее нет, там ей нечего делать. Все уезжают. Уезжают либо учиться, либо уезжают в город искать работу.

Анатолий Лебедько:
– Мотивация уехать вот из Октябрьского, Чечерска, неважно, какой районный центр?

Елена Луцкович:
– Да. Вы просто приедьте днем в любой, я уверена, такой поселок городского типа Беларуси, вы просто увидите, что там пустые улицы. Пустые улицы и днем, пустые улицы и вечером.

Анатолий Лебедько:
– Ну, а вечером если прийти в бар, в какой-нибудь клуб?

Елена Луцкович:
– Пусто.

Анатолий Лебедько:
– Пусто... Чем вы это объясняете? Вот конкретно на своем примере?

Елена Луцкович:
– Тем, что просто молодежи нужно работать, нужно развиваться, они хотят какого-то карьерного роста, это нормально. Что можно делать в таком маленьком поселке городского типа? Всю жизнь работать бухгалтером? Или всю жизнь работать инженером за заработную плату в 100 долларов? То есть нету у молодежи...

Анатолий Лебедько:
– Но работа есть? Вакансии есть, да?

Елена Луцкович:
– Ну, смотрите. Чера я была в нашем отделе... Центр занятости. Да, отдел по социальной защите и трудоустройству. Мне положила начальник такую бумажку, где были написаны вакансии. Например, такие вакансии, которые требуют квалифицированного труда, высшего образования – инженер, инженер-программист, вдумайтесь, инженер-программист. Сколько в Минске зарабатывает программист? Октябрьский район заработная плата – 265 рублей.

Анатолий Лебедько:
– Ок.

Елена Луцкович:
– Экономист. Ну, конечно, все хотят с высшим образованием. Может быть, кто-то бы согласился и со средне-специальным, не суть важно, но заработная плата – 265 рублей.

Анатолий Лебедько:
– То же самое? Экономист, бухгалтер, программист...

Елена Луцкович:
– Бухгалтер – 265 рублей. Еще инженер... ну, тоже было там пару инженеров, я уже не помню технические детали – 265 рублей.

Анатолий Лебедько:
– То есть прикидываем – это 120 условных единиц где-то, плюс-минус...

Елена Луцкович:
– Я думаю, не важно, сколько это условных единиц, важно то, что на эту заработную плату невозможно прожить одному человеку. Невозможно оплатить квартплату, невозможно себя содержать в течение месяца. Вот, что важно. Для чего у нас молодежь получает высшее образование?

Анатолий Лебедько:
– То есть, Лена, вы хотите сказать, что даже если власть говорит: “Вот смотрите, мы даем всем работу”, это еще не означает решения проблемы. Нужна эффективная работа, соответственно, и с оплатой. Так я понимаю?

Елена Луцкович:
– Да. Но система у нас какая? Совершенно верно – рабочие места сохраняются искусственно. Вместо того, чтобы, скажем так, на предприятии сидит 10 бухгалтеров, которые делают работу вручную, все получают по этих вот 120 у.е. вместо того, чтобы сократить этих 10 человек, купить 1 компьютер, 1 хорошую программу 1С8 – ну, бухгалтерскую – и дать этому 1 человеку 10 миллионов заработную плату...

Анатолий Лебедько:
– А для других создать такие же за 10 миллионов?

Елена Луцкович:
– Конечно. Создавать и создавать, они должны быть новые. Но то, что есть у нас, это уже все не работает, это уже все пропало.

Анатолий Лебедько:
– Хорошо. Вот вы известны еще и как человек такой активной жизненной позицией. Вот ситуация такова: неэффективная политика, такое пренебрежение, чиновники смотрят поверх людей... Что должны делать молодые люди? Вот в этой ситуации? Ну, кроме того, чтобы попробовать уехать в другой город или в другую страну? Хорошо, те, кто остаются? Что вот вы предлагаете, какой рецепт? Что делает Лена Луцкович?

Елена Луцкович:
– Ну, вы правы, есть только два выхода у молодежи нашей: уехать в другую страну, даже не в город, уехать в другую страну, либо строить свою страну здесь и сейчас, то есть бороться за лучшее будущее.

Анатолий Лебедько:
– Что значит бороться? Вот конкретно?

Елена Луцкович:
– Да. Хороший вопрос.

Анатолий Лебедько:
– Что сделать? Выйти с плакатом?

Елена Луцкович:
– Можно и выйти с плакатом. Когда у нас был Декрет номер 3, уличные акции, протесты доказали свою эффективность.

Анатолий Лебедько:
– Вы считаете, что в этой ситуации молодые, если они хотят себя защитить, они должны выходить на улицу?

Елена Луцкович:
– Они должны выходить на улицу. Они должны открыто выражать свой протест. Потому что власть нашу устраивает, когда все молчат, все тихо, все на кухне высказывают недовольство, но при этом что-то там как-то потихоньку приспосабливаются или уезжают. Открытый протест должен быть. Чем больше людей будут высказываться, тем более это будет эффективно.

Анатолий Лебедько:
– Ну, хорошо. Вот многие видели фотографию Лены Луцкович в окружении здоровых парней из спецназа...

Елена Луцкович:
– Молодых и бравых.

Анатолий Лебедько:
– Молодых и бравых. Вот тогда у вас была такая очаровательная улыбка... А как было вот там, где не было уже фотокорреспондентов и прочее, какие ощущения? Какое отношение было? Когда вы находились в РОВД?

Елена Луцкович:
– Когда в РОВД... Ну. Было ощущение на самом деле, тоже молодые-бравые в форме ребята... Конечно, всем связали руки, как преступникам, за спиной.

Анатолий Лебедько:
– Что значит – связали? В наручниках?

Елена Луцкович:
– Нет, сейчас они делают это не наручниками, а такими вот специальными затягивающимися... пластиковыми... То есть перетянули...

Анатолий Лебедько:
– Всех, и стариков, и женщин?

Елена Луцкович:
– Всех. Всех-всех раздели, всех досмотрели, шнурки разрезали, вещи забрали, руки за спину связали. Если бы, конечно, мы поместились все в так называемый обезьянник, нас бы, наверное, туда посадили, но так нас посадили в Ленинскую комнату. И просто ты сидишь в изоляции. Ни на какой вопрос тебе не отвечают, с тобой не разговаривают, просто сидишь и ждешь. Вот такое отношение. Ну, инструкции были даны, это было видно.

Анатолий Лебедько:
– Сколько это продолжалось?

Елена Луцкович:
– Ну, я сидела 9 часов. Без воды, что было тяжело.

Анатолий Лебедько:
– 9 часов вот в таком положении?

Елена Луцкович:
– Да, 9 часов вот с этими руками и без воды.

Анатолий Лебедько:
– А что с руками в таком положении, даже если ты в нормальной ситуации?..

Елена Луцкович:
– Ну, что, потом развязали, они опухли, конечно, были  ... два дня.

Анатолий Лебедько:
– Лена, стоит ли это... Вот смотрите, вы выходите на улицу, вы протестуете за десятки-сотни тысяч других людей. Вот после того, как с распухшими руками Лена Луцкович вышла из этого изолятора, из РУВД, не возникло ли желания: а) либо уехать, б) либо просто пойти бухгалтером на 265 рублей, закрыть рот и поставить точку. Что будет сейчас делать Лена Луцкович?

Елена Луцкович:
– Что делала, то и буду делать. Стоит это делать или не стоит должен для себя решить каждый сам. Как позволяет его совесть, его годность и как он себя чувствует. Если кого-то устраивает вот эта тюрьма на 265 рублей, и они считают, что так они готовы жить всю жизнь, при том, что заработная плата недостойная, их унижают начальники, все помыкают, то есть, ну, мы знаем, как в добровольно-принудительном порядке, начиная от субботников и кончая всякими демонстрациями провластными... ну, если человеку так нравится жить, пусть живет. А кто не может так жить, должен бороться за другую жизнь, за лучшую жизнь, за достойную жизнь. Это каждый решает для себя сам.

Анатолий Лебедько:
– Лена Луцкович, сегодня с ней мы пытались ответить на вопрос, легко ли жить сегодня молодым в небольших провинциальных городках, городских поселках. Жизнь не простая и сложная. Но менять ли ее к лучшему – каждый должен решать сам, каждый должен сделать выбор. Или жить за 120 условных единиц и радоваться этой жизни или все-таки выставлять свой счет власти. Мы – хозяева этой страны, или мы в ней просто присутствуем?

Лена Луцкович, ОГП-ТВ, как всегда смотрите нас без цензуры.

 

Программа «Пять минут о главном» – это о нашей реальности, о нас с вами, о наших проблемах и перспективах. Хочешь видеть все?  Подпишись на канал ОГП-ТВ

 

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.