A+ A A-


Павел Стефанович: человек который собирается легализовать марихуану в Беларуси

Оцените материал
(4 голосов)

«Я выдвигаюсь кандидатом по Юго-Западному избирательному округу города Минска. Я хочу стать депутатом и сделать коноплю в Беларуси легальной» — это один из пунктов предвыборной программы 26-летнего Павла Стефановича.

 

Помимо декриминализации марихуаны, Стефанович намерен решить еще и проблему домашнего насилия над женщинами. Мы связались со Стефановичем и расспросили его о легалайзе, спайсах и посадках белорусских активистов.

О политическом опыте

Однажды, когда я учился в 11-м классе, нас всей параллелью собрали в актовом зале и пригрозили, что, если мы попробуем участвовать в уличных протестных акциях, у нас будут проблемы с окончанием школы и аттестатом. Такая реклама только подогрела интерес.

Через несколько лет я вступил в Объединенную гражданскую партию: впереди были президентские выборы, кандидатом от ОГП стал либертарианец Ярослав Романчук. По разным данным, мы получили до 10% голосов (хотя ЦИК нарисовал всем кандидатам по 2%). Я увидел, что избирательная кампания — это редкая возможность обратиться к людям, предложить им свою позицию по изменению ситуации в стране.

Об идеальном государстве

Я либертарианец. Мне нравится капитализм, низкие налоги и золотой стандарт. Всячески приветствую безвизовый и беспошлинный режим с Европой и Россией, хотя к членству Беларуси в СНГ, Евросоюзе и прочих политических интеграционных образованиях отношусь скорее отрицательно. К образу идеального государства близка Швейцария благодаря регионализму и практике местных референдумов.

О команде

Моя команда — это люди, которые поддерживают те тезисы, о которых я заявляю в своей кампании: легализация конопли, борьба с домашним насилием. Большая их часть — это аполитичные люди, которые предложили свою помощь после моих публикаций в сети. Но есть и активисты Объединенной гражданской партии и других политических организаций.

О целевой аудитории

Нам есть что предложить каждому жителю округа. Студенты живо реагируют на инициативу по легализации конопли, домохозяйки — на закон о противодействии насилию в семье, рабочие и предприниматели — на партийную программу «Миллион новых рабочих мест». Пожилые избиратели довольно оппозиционны. Они без особых восторгов относятся к повышению пенсионного возраста, но достаточно позитивно восприняли наше предложение по конопляной политике: они помнят времена, когда конопля была полезным сельскохозяйственным растением, и не воспринимают ее как какой-то опасный препарат.

О выборах

Лучший результат для нас — это электоральная победа и проведение изменений через парламент. Но в Беларуси давно нет выборов, поэтому реалистичная задача — довести дискуссию о домашнем насилии до логического завершения, то есть до принятия закона о домашнем насилии (потому что разговоры об этом идут почти 15 лет, сколько можно-то). Публичное общественное обсуждение наркополитики только началось, и, если через несколько лет власть заметит наши аргументы и согласится на диалог, это будет большой успех.

О белорусских активистах

Чтобы улучшить отношения с Европой и получить новые кредиты от МВФ, власть пошла на некоторую либерализацию. В частности, активистов перестали сажать на 15 суток: теперь их штрафуют долларов на 500. При нынешних белорусских зарплатах (350 долларов) политическая активность оказывается дорогим хобби. Однако до сих пор сидят правозащитники Бондаренко и Жемчужный, борец с милицейским беспределом Алексей Желнов, блогер Эдуард Пальчис, а программы самих ярких критиков действующей власти запрещают к печати.

О наркополитике

У нас есть печально известная статья 328 («Незаконный оборот наркотических средств»), по которой изготовление без цели сбыта (фактически употребление) предполагает до пяти лет лишения свободы. Но если у обвиняемого нашли весы, пипетку или у него отсутствует наркотическая зависимость, то суд квалифицирует такие вещи как «с целью сбыта». Каннабиноиды входят в список особо опасных веществ, это грозит сроком от 8 до 15 лет, согласно принятому в конце 2014 года декрету президента «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков».

Таким образом, власти повторяют западные методы 50-летней давности. Наша наркополитика опирается на идею, что при помощи насилия, запугивания и длительных тюремных сроков можно оградить людей от наркотиков. Несмотря на это, у нас практикуется обмен шприцев, программа метадоновой заместительной терапии, то есть меры, соответствующие политике снижения вреда — harm reduction. Легализация конопли — это логичный следующий шаг в снижении вреда от наркотиков.

О легализации

Самый позитивный эффект легализации марихуаны — когда одни люди за травку перестанут попадать в тюрьму, а другие не будут травиться спайсами. В то же время от легализации конопли серьезно выиграют наше сельское хозяйство и легкая промышленность. Есть планы по использованию конопли и в медицинских целях.

У нас есть заинтересованные эксперты среди наркологов, специалистов Академии наук и крестьянских хозяйств. Депутаты могут голосовать за исключение марихуаны и ТГК из списков запрещенных препаратов; Минздрав регулирует практику использования в медицинских целях; Минсельхоз и Академия наук устанавливают правила выращивания конкретных видов; Минторг решит, будут ли это кофешопы либо торговые автоматы, как будет осуществляться контроль качества. То есть впереди сложная бюрократическая работа по встраиванию совершенно нового продукта в систему легального оборота. Самая большая опасность — это введение государственной монополии на производство, этого мы постараемся не допустить.

США стала великой страной не в последнюю очередь благодаря конопле: из нее делали джинсы, на конопляной бумаге писалась Конституция. А в Беларуси конопля была полезной культурой каких-то 50 лет назад, запреты начались при Хрущеве. Наше сельское хозяйство сможет реально выстрелить: будут заказы от фармакологических компаний, мы предложим рынку конопляное масло и одежду из конопляной ткани. Возможно, вся Европа будет носить конопляные вышиванки.

Об опыте США

В вопросе эффективной наркополитики мы ориентируемся на Соединенные Штаты. Именно США в 1930–1980-е были в авангарде борьбы с наркотиками, а сейчас даже консервативные американцы отвечают в опросах, что поддерживают скорее легалайз, чем запреты. Наблюдая за рынком легальной марихуаны в США, можно предсказать поведение потребителей и в Беларуси.

В большинстве европейских столиц можно без труда приобрести косяк или что-то покрепче. Несмотря на юридические запреты, марихуана фактически декриминализована. А то, что на Филиппинах и в некоторых других местах практикуют внесудебные расправы, является показателем неразвитости, неадекватности их общественного устройства.

Из всех постсоветских стран ближе всего подошла к перспективе легализации марихуаны Украина. Там даже официальные лица публично выступают за легалайз. Прибалтийские страны имеют достаточно свободное отношение к марихуане.

О цензуре

Нашу программу отказались публиковать в газете, эфир с моим выступлением не выпустили на ТВ. Представители СМИ ссылаются на пункт 1.2 статьи 38 закона о СМИ: запрещено распространение сведений, пропагандирующих потребление наркотических средств, а также сведений о способах и методах их изготовления, использования и приобретения. Это довольно странное основание: никакой пропаганды в моих выступлениях нет, я говорю о том, что пора легализовать коноплю, прекратить сажать за нее людей и начать использовать в медицинских и сельскохозяйственных целях. Разумеется, это цензура со стороны СМИ; возможно, мои слова не понравились какому-то наркобарону, которому выгодны запреты.

Но в ситуации запрета потребителю предлагают суррогаты. Совместными усилиями силовиков и наркоторговцев у нас появилась культура потребления спайсов. Легализация конопли как раз способна решить эту проблему.

О домашнем насилии

Исследования показывают, что каждая четвертая белорусская женщина подвергалась физическому насилию в семье. Проблема осложняется тем, что пострадавшие обычно не чувствуют себя жертвами и психологически либо материально сильно привязаны к насильнику. К тому же в милиции склонны игнорировать заявления о домашнем насилии, говорят, что «сама виновата» и «не надо было провоцировать».

В 2013 году Женским независимым демократическим движением был разработан проект закона «О профилактике, пресечении и защите от насилия в семье», в котором присутствовали новые методы — защитное предписание и охранный ордер. Защитное предписание выносится агрессору: он должен покинуть место совершения насилия, даже если является собственником, на срок от 15 до 30 суток, и в это время ему запрещено контактировать с жертвой. Охранный ордер выдается жертве на срок от трех до шести месяцев, в нем прописаны те же меры защитного характера.

В 2014 году был принят закон «Об основах деятельности по профилактике правонарушений», в котором вынесение и применение защитного предписания очень ограничено. То есть закона о противодействии домашнему насилию у нас нет, а наша партия предлагает вернуться к проекту закона 2013 года.

furfur.me

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.