A+ A A-


Карбалевич: Тающий капитал

Оцените материал
(0 голосов)

Вот и закончился праздничный марафон. У разных праздников различные функции. Вынесем за скобки религиозные праздники, а поговорим о политических, которые по самой своей природе являются средством консолидации социума, интегрирующими символами, объединяющими население в единый народ. 

Среди таких праздников особое место занимает День Победы. Как правило, в основе формирования любой нации должен лежать героический миф, некий подвиг, совершенный в историческом прошлом. Для белорусского общества такую функцию выполняет победа над фашизмом.

Это советское наследие удачно вписалось в идеологический конструкт белорусского политического режима. Ибо способствовало формированию модели осажденной крепости, помогало создавать образ врага, осуществлять милитаризацию массового сознания. Вот и сейчас, по мнению А. Лукашенко, мы во вражеском окружении. «Суверенная Беларусь постоянно находится под прицелом орудий необъявленной холодной войны. Кое-кто на Западе так и не смог смириться с тем, что Беларусь не стала очередной «банановой республикой», танцующей под дудку заокеанских демократий. Нас душат санкциями и обливают грязью клеветы. Вдоль наших границ летают военные самолеты НАТО, создаются новые базы, совершаются провокации... Уж очень чешутся у кого-то руки, ходят и клацают зубами вдоль границы, с ненавистью глядя на нашу страну», — говорил президент на праздновании 9 мая.

Отождествляя себя с Победой, политический режим Беларуси как бы объявляется ее наследником, символически репрезентует себя в качестве победителя, что призвано придать дополнительную легитимизацию власти А. Лукашенко, оправдывать его конфликт с Западом.

Более того, А. Лукашенко фактически отбросил всю белорусскую историю, и началом формирования нации и государства объявил Великую Отечественную войну. А дата освобождения Минска от фашистов по какой-то невероятной логике стала считаться Днем Независимости.

В первые годы правления нынешнего президента пышное празднование Дня Победы позволяло ему получать обильные политические дивиденды. Однако, похоже, все это уже в прошлом. Повторяющиеся уже много лет культово-магические ритуалы в виде шествия ветеранов во главе с президентом, возложения венков на площади Победы, традиционного выступления А. Лукашенко уже девальвировались. Это перестало быть духоподъемным политическим действом. Оно не дает прежнего эффекта. Белорусскому лидеру все труднее взимать реальную политическую ренту с этого символического капитала по нескольким причинам.

Прежде всего, происходит физическая смена поколений. Ветераны, к сожалению, уходят, их осталось мало. Хотя власти стараются искусственно увеличивать их количество за счет «афганцев» и др. В России даже пошли по пути создания декорации из фальшивых ветеранов, когда обычным старикам вешали на грудь ордена и ставили на трибуну мавзолея во время праздника. Ради массовости и демонстрации политической преемственности. Хочется надеяться, что в Беларуси до такого цинизма не додумаются.

А для нового поколения Великая Отечественная война — это уже сравнительно далекая история. Она значительно слабее фиксируется как часть их исторической памяти. Для молодежи «Линия Сталина» воспринимается почти так же, как переправа Наполеона через Березину.

Кроме того, у людей более молодого поколения, даже не обремененных чрезмерной исторической рефлексией, помимо их воли встает вопрос о странном парадоксе. Победители в лице постсоветских государств пребывают в перманентном кризисе, а побежденные процветают. Согласно социологическим опросам, сегодня именно Германия рассматривается белорусами в качестве образца, страны, где в первую очередь хотелось бы жить.

В отличие от СССР, Беларусь сегодня — не закрытое общество. Это советским людям легко было внушить, что они живут в осажденной крепости. Потому что они знали об окружающем мире только то, что сообщала государственная пропаганда. А сегодня уже половина населения нашей страны пользуется интернетом. Каждый день тысячи белорусов выезжают за рубеж и не видят, что, как уверяет президент, там «ходят и клацают зубами вдоль границы, с ненавистью глядя на нашу страну».

Еще один логический и, одновременно, идеологический нонсенс: какой патриотизм мы хотим воспитать, апеллируя к победе в минувшей войне? Советский? Но страны, которая победила фашизм — СССР, уже давно нет. Государство, одержавшее победу в страшной войне, потерпело крах, погибло, рухнуло под тяжестью внутренних проблем и противоречий. По этой причине советская символика, которая пронизывает всю общественную жизнь Беларуси, от флага, герба до названий улиц, станций метро, не выполняет никакой идеологической функции.

Или все же белорусский патриотизм? Но, во-первых, как его вычленить из советской истории, из Великой Отечественной войны? Ведь белорусы воевали в первую очередь за СССР.

Во-вторых, белорусский патриотизм, апеллирующий к этнокультурным ценностям (белорусский язык, история, национальные символы в виде бело-красно-белого флага, герба «Пагоня»), власти объявили национализмом, причислили его носителей к «пятой колонне» и загнали в политическое гетто.

В результате за последние годы в Беларуси сформировалась нация потребителей, оторванная от национальных корней. Но социум, озабоченный лишь идеей материального благополучия, плохо поддается любой идеологической интоксикации. Его трудно объединить некой консолидирующей идеей, даже такой, как патриотизм, независимость.

Интересно, что накануне праздника Победы А. Лукашенко наконец объяснил, что за сооружение строится авральными темпами на проспекте Победителей рядом с комплексом «Белэкспо». Оказывается, это Дворец Независимости, в котором будут проходить основные торжественные мероприятия. Как пояснил официальный лидер, вместе с площадью Государственного флага это должно окончательно подчеркнуть незыблемость белорусской государственности и независимости: «Этот комплекс был задуман как последняя крупная точка в спорах о нашей независимости. Это, если хотите, демонстрация того, что Беларусь — это страна, в этой стране есть все: от земли, герба, флага и этого Дворца Независимости ... Это главный центр нашей страны ... Это последняя точка, и больше мы о независимости говорить не будем, потому что это будет естественным в нашей жизни».

В реальности получается, что чем больше создается внешних символов государственного суверенитета, тем больше увеличивается зависимость Беларуси от иностранной помощи, от внешних кредитов. Последняя точка независимости — это не новый дворец. Прочность, незыблемость, необратимость независимости может обеспечить современная экономика, способная выжить без российских энергетических льгот и внешних кредитов, зрелое общество с развитым национально-государственным самосознанием, способное взять ответственность за судьбу страны в свои руки в ходе свободных выборов. Вот тогда можно будет ставить точку. А пока — скорее, мы имеем вопросительный знак.

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.