A+ A A-


Как борются с декретом «о тунеядцах» в регионах (видео, стенограмма)

Оцените материал
(10 голосов)

Декрет №3 взорвал Беларусь. По-другому и быть не может – он унижает достоинство людей.
 


Это проблема, о которой сегодня говорят во всех регионах страны. Как противостоят декрету в Могилёве и Барановичах?

Об этом – в «Разговоре на троих» со спикерами ОГП Николаем Черноусом и Владимиром Шанцевым 



Стенограмма


Анатолий Лебедько
:
– Добрый. Очередной «Разговор на троих», тема – Декрет № 3, или так называемый Декрет “о тунеядцах”. Это, наверное, самый скандальный декрет, который принят Лукашенко за боле чем 20 лет своего правления. И понятно, что это вопрос не Минска, не кольцевой дороги, это проблема всех регионов, она одинаково актуально звучит и в Бешенковичах, и в Сморгони, и в Барановичах, и в Могилеве. И поэтому сегодняшние наши эксперты – это как раз люди, которые проживают в регионах, голос Могилева – Владимир Шанцев, голос Баранович – Николай Черноус-младший.

Давайте начнем, Владимир, с Вас. Я не знаю, кто первый возмутился этим декретом, но то, что Владимир Шанцев был первым или одним из первых, кто попытался системно бороться с этим декретом, это, безусловно, Шанцев. Как все начиналось?

Владимир Шанцев:
– Когда приняли этот декрет, то возмущались все. Но вот время шло, и про него забыли, и всем стало казаться, что декрет абсурдный, и так это все дело и забудется. Но вот когда люди стали получать первые “письма счастья”, то мы поняли, что власть серьезно решила все-таки...

Анатолий Лебедько:
– Постричь голую овцу?

Владимир Шанцев:
– Да. Поживиться за счет несчастных людей, которые потеряли работу.

Анатолий Лебедько:
– Что вы конкретно за это время делали? Собирали подписи, что еще?

Владимир Шанцев:
– Мы попытались, первое, провести пикеты с требованием отменить Декрет № 3, нам, конечно, не разрешили. После этого стали собирать подписи. Мы сначала решили собирать подписи с требованием для одного депутата нашего парламента, который был избран буквально несколько месяцев назад, чтобы он проявил законодательную инициативу и выступил с этой инициативой как депутат.

Но когда стали собирать подписи, то к нам стали обращаться и жители вообще всего Могилева, и мы в результате стали собирать подписи для всех 5 депутатов, которые избраны от Могилева.

Анатолий Лебедько:
– Ваши требования к депутатам? Что вы от них хотите?

Владимир Шанцев:
– Мы обратились к ним с требованием, чтобы все-таки здравый смысл преобладал. В обращении было написано, что на момент принятия закона власть насчитала 400 тысяч неработающих, а количество рабочих мест было 20 тысяч. Как можно 400 тысяч человек впихнуть в рамки 20 тысяч рабочих мест? Чтобы они подумали, что действительно – это абсурдный закон. Но депутаты потом, когда мы собрали подписи, стали присылать ответы, не вникая в суть , не вникая в проблему. Механические отписки и т.д.

Анатолий Лебедько:
– К депутатам вернемся, что с ними еще делать.

Николай, а вы – так называемый “тунеядец”? Какой у Вас статус? Начнем с этого.

Николай Черноус:
– Я затрудняюсь сказать. Я – индивидуальный предприниматель. Временно деятельность не осуществляю как предприниматель. Почему? Потому что экономическая ситуация в стране подтолкнула к тому, что я закрыл дело, прекратил деятельность. Но статус предпринимателя менять не хочу. Почему? Потому что я, когда побыл уже предпринимателем, идти на работу под начальника я не хочу. Потому что я привык к тому, что я самостоятельно принимаю решения и отвечаю за них. У меня есть чувство ответственности.

Анатолий Лебедько:
– Николай, если посмотреть социальные сети, Вы там безумно активны, такое ощущение, что Вы там если не каждый день, то достаточное количество времени стоите на улицах в Барановичах, собираете подписи за отмену. Вам что, больше всех надо? Чем Вы мотивированы? Может, Вы грант какой-то получили на сбор этих подписей?

Николай Черноус:
– Нет, гранта у меня нету. Я говорю так: достала эта экономическая и политическая ситуация в стране, это один момент. Второй момент: если посмотреть, кого коснулся этот декрет. Декрет коснулся, на мой взгляд, социально незащищенных слоев населения, а именно: студентов, которые закончили учебное заведение в позапрошлом году и не смогли трудоустроиться. Это вполне нормальное явление для нашей страны. Почему? Потому что трудоспособному населению нет рабочих мест. А студентам, которые без опыта работы, студенты никому не нужны. Это один момент.

Второй момент: студенты-парни, которые закончили и должны были по возрасту попасть в армию, они тоже никому не нужны. Зачем... какому предприятию нужен специалист на 2-3-4 месяца? Они тоже попали в эту же ловушку. Попали молодые мамы – ну, молодые – не молодые – мамы с детьми, маленькими, большими... И это получается не только проблема мам уже, это проблема семьи, ячейки общества. Попали те же пенсионеры под действие этого декрета негативное. Почему? Потому что если ребенок, пусть он даже и взрослый, большой, не работает, за какие-то средства жить надо. Соответственно, живут за пенсию.

Анатолий Лебедько:
– То есть Вы решили вступиться за отдельные социальные группы в отношении кого, как Вы считаете, действие этого декрета несправедливо?

Николай Черноус:
– Так. И плюс еще – да, меня лично коснулось, моей семьи. Моя дочь – студентка, учится – и ей тоже пришло так называемое “письмо счастья”.

Анатолий Лебедько:
– Мотивация понятна.

Владимир, а вот... ну, хорошо, Николай перечисли целый ряд групп и категорий. Но есть и те, которые не попали. Вообще, есть ли целесообразность в самом Декрете? Независимо от того, применительно к какой социальной группе он работает?

Владимир Шанцев:
– Этот декрет унижает просто человеческое достоинство населения Беларуси. И абсурдность и глупость, которые заложены в этом декрете, должны быть устранены. Без всякого сомненья. Это вопрос не поправок. Это вопрос того, что то, что не должно быть, его быть не должно.

Анатолий Лебедько:
– Хорошо. Вы пошли в народ: на улицы, по квартирам, общаетесь. Вот ощущение, как люди реагируют? Есть поддержка? Или, там, перед носом закрывают квартиры или на улице говорят: “Да нет, у нас все замечательно, мы в шоколаде”? Реакция людей?

Владимир Шанцев:
– Знаете, большинство – на нашей стороне. Я даже могу привести пример, когда идешь по квартирам, сколько людей ставит подписи, сколько не ставит... Я хочу рассказать о тех людях, которые не ставят подписи. Вот есть люди, которые говорят, что вот я работаю, и все должны работать, что у нас полно рабочих мест, вот только стоит захотеть, и человек найдет работу. Люди поддались этой пропаганде официальной, которая говорит о том, что у нас все хорошо.

Анатолий Лебедько:
– Есть такая группа людей?

Владимир Шанцев:
– Да. Вместо того, чтобы объяснять людям ситуацию, каким-то образом растолковывать, им вдалбливается то, что у нас хорошо, и люди не понимают, что происходит. И те люди, которые отказываются, они говорят, совершенно не понимая, они не знают, какая ситуация в Центрах занятости, они не знают какую работу можно получить и можно ли получить сейчас работу вообще. Люди под действием пропаганды официальной просто зомбированы.

Анатолий Лебедько:
– Ну, я скажу, таких людей не очень-то и много, судя по социальным сетям, по голосованию, которое устраивается, но они действительно есть. 

Николай, Ваши впечатления от сбора подписей?

Николай Черноус:
– От сбора подписей... вот когда я в народе разговариваю с людьми, я поддержу слова Владимира, есть такие люди. Их мало. Это к радости, что их очень мало. Те, кто работает, зачастую мне говорят: “Я работаю, и меня больше ничего не волнует”. Но он работает до тех пор, пока у него не закончится контракт. А что будет потом?

И в то же время хочу отметить, что есть люди и те, которые и работают, но в то же время они понимают, что сегодня у него есть работа, завтра ее может и не быть. Посмотрев на экономическую ситуацию в стране, это 100 % может и не быть работы.

Так как я разместил информацию на всю Республику Беларусь со своими контактами и номером телефона, могу сказать: мне звонят со всей Республики Беларусь. Я даю телефоны наших активистов в регионах, в Гомеле, в Витебске, вот в Могилеве.

Анатолий Лебедько:
– То есть сейчас это кругами расходится по всей стране, и везде можно найти сторонников.

Николай Черноус:
– Да, это как волны от брошенного камня. Декрет – это брошенный камень, а эти волны пошли по всей Республике Беларусь. Начал Могилев, поддержал я, в соцсетях пошла информация, и со всей-со всей республики мне звонят.

Анатолий Лебедько:
– Сколько собрали подписей?

Николай Черноус:
– На сегодняшний день я собрал 511 подписей. Это моя личная инициатива. На мой взгляд, это очень мало. Дело в том, что сейчас холодно, стоять все время на улице я не могу, плюс я не хочу проводить это как пикет. Почему – потому что это будут штрафные санкции со стороны властей. Я просто разговариваю, общаюсь с людьми, и люди, услышав меня, поддерживают.

Анатолий Лебедько:
– Ну, на самом деле, 50 подписей – это много, потому что 500 человек, у каждого еще семья 2-3 человека, резонанс идет.

Вернемся к депутатам, который, на мой взгляд, скорее, по функциям, по их роли – это чиновники. Итак, все 5 депутатов, которые представляют Могилев в Палат представителе, дали отрицательный ответ?

Владимир Шанцев:
– Нет, один депутат до сих пор не дал ответа, хотя прошло больше месяца.

Анатолий Лебедько:
– Он самый умный?

Владимир Шанцев:
– Выяснилось, что сейчас он на больничном находится, но на больничный он ушел 10-го января, а запрос ему был направлен 6 декабря, то есть прошло больше месяца. Но подождем, не будем ничего говорить...

Анатолий Лебедько:
– Почему такая реакция? Это же тема, на мой взгляд, – я сам дважды избирался в парламент, когда он еще был в Беларуси – это просто шоколадная тема для народного избранника: защищать интересы людей. Почему, Владимир?

Владимир Шанцев:
– Ну, так Вы понимаете, что сбор подписей – это была своего рода проверка, кто такой сейчас вот депутат Палаты представителей: это избранник народа – или назначенец вертикали, чиновник это – либо это народный избранник. Вот, выясняется, что это – чиновник.

Анатолий Лебедько:
– Тем и хороша вот эта кампания, что можно понять, кто есть кто.

Владимир Шанцев:
– Да, это чиновник! Человек, избранный населением, должен откликаться на просьбы населения, защищать население, а человек, избранный как бы населением, встал на сторону чиновников – так не годится!

Анатолий Лебедько:
– По Барановичам, есть ли намерение попробовать узнать настроения – у вас два депутата, по-моему, в Палате представителей?

Николай Черноус:
– Да.

Анатолий Лебедько:
– Мысли есть такие?

Николай Черноус:
– Да. Мы готовим также... вообще готовим к трем депутатам и президенту. Один из них – Канопацкая, которая непосредственно сама обратилась к президенту и юридически обосновала, почему этот декрет незаконный. И к двум нашим барановичским депутатам, для того чтобы они отстаивали интересы народа, а не какие-то свои личные...

Анатолий Лебедько:
– Хорошо. Что делать с депутатами...

(Запись обрывается)


Программа «Разговор на троих» – это о нашей реальности, о нас с вами, о наших проблемах и перспективах. Хочешь видеть все?  Подпишись на канал ОГП-ТВ

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

Рассылка

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.