A+ A A-


Способна ли Беларусь вырваться из капкана «братской интеграции»?

Оцените материал
(3 голосов)

Вот никогда не нужно спешить с конъюнктурными праздниками. Отмечаемый 2 апреля День единения народов Беларуси и России, который с самого начала смотрелся худосочной казенной придумкой, ныне и вовсе выглядит двусмысленно.


Ведь прошлогодняя аннексия Крыма тоже прошла под маркой единения. И в этом контексте привычные заклинания белорусского руководства в духе «мы и русские — один народ» приобретают убийственную для независимостинашей страны тональность. 

Кайфовали — и подсели на иглу 

А ведь как мажорно все начиналось! Праздник учредили потому, что именно в этот день в 1996 году президенты Александр Лукашенко и Борис Ельцин подписали в Москве договор об образовании Сообщества двух стран, которое год спустя переросло в Союз, а еще позже — в Союзное государство. 

Последнее, впрочем, и поныне остается призрачным проектом. Союзники споткнулись на вопросах Конституционного акта и единой валюты. Если еще конкретнее — белорусский руководитель жертвовать своими полномочиями ради братского единения не пожелал.

Тем не менее, статус главного союзника вот уже два десятилетия помогает получать от Москвы серьезные субсидии. 

Например, в 2001–2010 годах в результате поставок энергоносителей из России по заниженным ценам среднегодовой размер условно начисленной субсидии, как подсчитали эксперты Всемирного банка, превышал 13% белорусского ВВП. А в 2012 году, по данным ученых нашей Академии наук, Беларусь сэкономила за счет льготных цен на энергоносители около 10 млрд долларов при собственном ВВП в 63 млрд. 

Иными словами, «белорусское экономическое чудо», пока не держалось целиком на московской щедрости. Естественно, отнюдь не бескорыстной. 

Расплатой же за кайф стала наркоманская зависимость белорусской экономики от российской иглы. К тому же Беларусь стала российским военно-стратегическим плацдармом. Уж наверняка не менее ценным для Кремля, чем Крым. Остальное смекните сами. 

И сегодня даже если бы белорусское руководство захотело «соскочить», сменить геополитическую ориентацию — черта с два вырвешься. Зеленые человечки тут как тут будут. Остается лишь лавировать в узком коридоре ради самосохранения. 

Кто ответит за «дикий крен»? 

Ответственность за «дикий крен» в сторону России, конечно, легче всего целиком повесить на автора этого самокритичного выражения — бессменного президента Беларуси. Но это было бы большим упрощением. 

Смотрите, ведь политики стран Балтии после развала Советского Союза повели свои народы туда, куда те сами рвались всей душой, — в Европу, под зонтик НАТО. 

Литовцы, латыши, эстонцы как от чумы бежали от тоталитарного прошлого в составе империи, готовы были терпеть тяготы и лишения ради прорыва к рынку, демократии, обретения железных гарантий независимости (другое дело, что романтические чаяния сбылись отнюдь не в полной мере). 

Белорусы же, оказавшись в посткоммунистическом развале, стали в массе своей ностальгировать по светлому прошлому, по «совку», чем и воспользовался, включив свой талант популиста, пришедший в политику директор совхоза «Городец». 

Если бы открутить время назад, Лукашенко, возможно, «был бы более осторожен» в плане интеграции с Россией, более сдержан по части громких слов, отметил в комментарии для Naviny.by минский обозреватель-международник Андрей Федоров

«Однако в целом курс был бы все равно на восток», — уверен аналитик. Белорусы, по его мнению, не были готовы в 90-х к лишениям ради реформ, европейского курса в той степени, как прибалты. Курс же на сближение с Москвой давал шанс выпутаться из экономических тягот за счет ее субсидий, подчеркивает собеседник Naviny.by. 

Реформы способны разбить фатализм 

В свою очередь, эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич считает: другие варианты у Лукашенко в принципе были, но они выглядели более рискованно, чем курс на углубленную интеграцию с Россией. 

В частности, отметил политолог в комментарии для Naviny.by, реально было как минимум варьировать степень ориентации на Москву: «Можно выстраивать хорошие отношения с Россией, но не обязательно строить Союзное государство». 

Собеседник приводит, в частности, пример Казахстана, который, участвуя в евразийской интеграции, имеет вместе с тем гораздо более сбалансированную внешнюю политику, чем Беларусь. 

Фатальный характер нынешней зависимости от Москвы «в значительной степени определяется созданной в Беларуси социальной моделью», отмечает Карбалевич. 

Нынешняя модель может существовать только с опорой на российские субсидии, кредиты. В случае же реформ, которые так или иначе будут, Беларуси вполне по силам освободиться от фатальной привязки к Москве, уверен эксперт. В частности, реформированная экономика будет потреблять меньше энергоресурсов, конкурентоспособные товары можно продавать на новых рынках. 

Весьма важно также, подчеркивает Карбалевич, ослаблять идеологическое влияние Москвы на белорусский социум, в частности, уменьшая объем вещания российских телеканалов. 

И все же белорусы сами себе на уме 

Между тем поднятая на щит в разгар «братской интеграции» концепция «единого информационного пространства» Союзного государства способствовала тому, что сегодня мозги белорусов находятся в мощном пропагандистском поле России. 

Показательно, что с декабря по март, согласно НИСЭПИ, доля респондентов, которые расценивают присоединение Крыма к России как «возвращение русских земель, восстановление исторической справедливости», выросла с 56,8% до 58,5% (а вот число тех, кто трактует это как «империалистический захват, оккупацию», уменьшилось с 31,6% до 22%). 

Иначе говоря, в украинско-российском конфликте симпатии большинства белорусов остаются на стороне России. 

Впрочем, желание объединяться с ней гораздо ниже: на гипотетическом референдуме «за» проголосовало бы 26,3%, против — 48,9%. То есть наши люди мыслят скорее в духе: дружба дружбой, а табачок врозь. 

Между прочим, примерно такой же расклад был бы и на референдуме о вступлении в Европейский союз: «за» — 24,6%, против — 45%. 

Из этого эксперты НИСЭПИ делают вывод, что во внешнеполитических ориентациях белорусов по-прежнему преобладают изоляционистские настроения. 

Лично я вижу в этой опции плюс. При соответствующих условиях это может стать базой для некой условной финляндизации или швейцаризации (да уж, размечтался!) Беларуси. 

Для трансформации нужна зрелость элит. И народа 

Белорусские аналитики говорят сегодня о том, что аннексией Крыма, вмешательством на Донбассе Россия показала готовность удерживать свое геополитическое влияние в «ближнем зарубежье» и с помощью грубой силы. 

Из чего делается вывод: в случае некой революционной смены власти в Беларуси, как это произошло на Украине в прошлом году, велик риск российского вторжения. 

Однако такой риск уменьшается в случае плавной трансформации, смены власти демократическим путем, отмечает Карбалевич. 

Другой вопрос, что для трансформации нужна зрелость элит. «На сегодня не приходится говорить, что у нас есть зрелая правящая элита. Впрочем, как и контрэлита», — добавляет собеседник Naviny.by. 

Итак, после почти двух десятилетий «братской интеграции» остается печально констатировать, что белорусская нация оказалась в капкане собственной незрелости. Ее ждет или сползание в евразийскую яму, или мучительная ломка через реформы с неизбежным устранением «дикого крена» в сторону России. 

Одно можно сказать точно: халявы не будет. Не получится, как некогда представлялось, без особой натуги вплыть в земной рай, присосавшись ракушкой к большому российскому кораблю. Сегодня он похож на «Титаник».


Naviny.by

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

Рассылка

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.