A+ A A-


Призрак нефтегазовой войны

Оцените материал
(3 голосов)
Валерий Карбалевич Валерий Карбалевич

Итак, между ближайшими союзниками вспыхнула очередная война. И снова нефтегазовая. Не прошло и десяти лет. Напомню, что предыдущая нефтегазовая война с перекрытием поставок нефти случилась на рубеже 2006—2007 годов. Как говорил незабвенный Виктор Черномырдин, «никогда такого не было, так на тебе снова».


Не сказать, что эта новая углеводородная война вспыхнула совсем уж неожиданно. Когда Беларусь явочным порядком установила свою, «справедливую», по мнению Минска, цену на газ, которая оказалась почти вдвое ниже контрактной ($73 вместо $132 за 1 тыс. кубометров), эксперты предсказывали возможность новой газовой войны между Беларусью и Россией. Белорусское руководство рисковало, действовало на грани фола. Но и раньше так бывало, что официальный Минск шел на жесткий конфликт с Москвой, прощупывая границы допустимого самовольства в отношениях с восточным соседом.

России явно не хотелось этой войны. Она сейчас переживает не лучшие времена. Ввязавшись в неравную борьбу с Западом, причем без союзников, в момент экономического кризиса, Москва не рассчитала силы и оказалась в международной изоляции. И в такой ситуации конфликт с Беларусью, которая считается ближайшим партнером, был явно невыгоден РФ. Она пыталась изо всех сил сохранить иллюзию дружбы. Поэтому не нашла ничего лучшего, как подать на Беларусь в суд. Белорусское руководство все это прекрасно понимало и именно поэтому проявило такую неслыханную дерзость, как установление в одностороннем порядке цены на покупаемый газ.

Вся надежда на разрешение конфликта возлагалась на личную встречу А. Лукашенко и В. Путина. Она состоялась во время III форума регионов Беларуси и России в Минске, но закончилась безрезультатно. А тем временем «Газпром» насчитал уже $200 млн белорусской задолженности за газ. И вот после того как на этом форуме отзвучали пафосные заверения о нерушимой и все более крепнущей славянской дружбе, пламенные речи о единстве братских народов, грянула нефтегазовая война.

Когда эксперты пытались делать прогнозы, чем может ответить Россия, то, прежде всего, предполагали, что российская сторона сократит или вовсе прекратит поставки газа Беларуси. Раньше «Газпром» именно так и делал. В ответ обычно белорусская сторона осуществляла из газопровода «несанкционированный отбор газа», предназначавшегося для стран Европы. Возникал скандал, европейские потребители были недовольны, высказывали претензии «Газпрому» и пр.

Теперь вероятность подобного развития событий была невысокая. Ибо ныне все газопроводы, проходящие через территорию Беларуси, полностью принадлежат «Газпрому». Конечно, и в такой ситуации белорусским властям никто не может помешать пойти на силовой отбор транзитного газа. Как в Беларуси относятся к чужой собственности, всем давно известно. Но это был бы уж слишком громкий скандал.

Но, видимо, Москва решила сильно не рисковать и дала асимметричный ответ. Она сокращает поставки нефти. Из путаных разъяснений российских официальных лиц можно понять, что из 23 млн тонн нефти, которые РФ обязалась поставить в этом году, наша страна получит только 18 млн тонн. По словам министра энергетики России Александра Новака, снижение беспошлинных поставок российской нефти в Беларусь связано с двумя факторами. Первый — это недоплата за газ «Газпрому».

Второй фактор — это нарушение Беларусью соглашения о поставках нефтепродуктов с белорусских НПЗ в Россию. В первом квартале белорусской стороной было поставлено только 89 тыс. тонн из запланированных 250 тыс. тонн. А во втором квартале поставки фактически вообще не осуществлялись. Представители правительства Беларуси уверяют, что продажа нефтепродуктов в Россию нерентабельна.

Таким образом, между союзниками началась полноценная нефтегазовая война. Произведен первый обмен ударами.

Для Беларуси это решение Москвы является очень болезненным. Долгие годы Беларусь была фактически оффшором для российских нефтяных компаний. Не облагаемая экспортной пошлиной, а поэтому дешевая нефть поступала из РФ на два белорусских НПЗ, перерабатывалась здесь, а нефтепродукты экспортировались по мировым ценам. Маржа шла в белорусский бюджет. До падения цен на нефть валюта от продажи нефтепродуктов составляла 30—40% всех экспортных доходов страны.

Правда, после драматических изменений на нефтяном рынке доходы от экспорта нефтепродуктов существенно упали. В частности, за январь—апрель они составили $1,58 млрд и снизились на 35,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

В любом случае, если Россия действительно реализует свои планы сокращения поставок нефти в Беларусь, то последствия для нашей страны могут быть достаточно негативными. Последующее за этим уменьшение валютных поступлений может вызвать целый ряд проблем. Сократятся золотовалютные резервы, возникнут затруднения с выплатой государственного долга, обменный курс рубля пойдет вниз. И все это — накануне помпезного пропагандистского мероприятия под названием «Всебелорусское народное собрание», парламентской избирательной кампании, когда белорусские власти изо всех сил пытаются доказать населению, что у нас все прекрасно.

Следует обратить внимание, что эта нефтегазовая война выявила в очередной раз, что белорусско-российские отношения в энергетической сфере развиваются в условиях абсолютного правового беспредела. Обе стороны не обращают никакого внимания на межгосударственные договоренности и соглашения. Беларусь не выполняет контракты по ценам на газ, по объему поставок нефтепродуктов на российский рынок. В ответ Россия уменьшает поставки нефти в Беларусь, хотя их годовые объемы зафиксированы в межправительственных соглашениях. Обе стороны не соблюдают правила, действуют «по понятиям». На войне как на войне.

Однако вполне возможно, что до полномасштабной углеводородной войны дело не дойдет. Думаю, что пока это не окончательное решение Москвы, а только предложение для торга. Об этом свидетельствует и реплика вице-премьера РФ Аркадия Дворковича. Комментируя телеканалу «Россия 24» конфликт с Беларусью, принятые правительством России меры, он заявил: «Тем не менее, очень внимательно изучаем последние предложения, переданные буквально два дня назад нашими коллегами. Отреагируем обязательно на них».

Вероятно, получив такой удар, Минск вынужден будет пойти на уступки в газовом вопросе, станет искать компромисс. Ибо от сокращения поставок нефти Беларусь проиграет больше, чем от предлагаемых Россией цен на газ. Но при этом А. Лукашенко, уступая заклятому союзнику, хотел бы как-то сохранить лицо. Безоговорочная капитуляция — это удар по имиджу сильного политика. Т. е. в ближайшее время ожидаются напряженные закулисные переговоры. А обыватели в очередной раз имеют несчастье наблюдать умопомрачительный процесс «интеграции братских народов».


sn-plus.com

 

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

Рассылка

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.