A+ A A-


Накопление негатива

Оцените материал
(3 голосов)

Формат этого саммита с самого начала был не совсем понятен. На старте создания Евразийского экономического союза (ЕАЭС) А. Лукашенко, Н. Назарбаев и В. Путин договорились, что будут встречаться раз в полгода. Последний саммит прошел в декабре в Москве. То есть получается, что нынешняя встреча — внеочередная. С чего вдруг? Если это саммит, то почему не пригласили президентов Армении и Киргизии, которые присоединяются к этому союзу? 


Встреча трех президентов оказалась скоротечной и внешне даже формальной. Пожалуй, единственный смысл этого внеочередного саммита ЕАЭС именно в Астане состоял в том, чтобы поддержать Нурсултана Назарбаева перед внеочередными президентскими выборами в Казахстане, назначенными на 26 апреля.

Между тем, вопросов для обсуждения у президентов было более чем достаточно. Ибо за внешним благочинием проблемы в рамках ЕАЭС нарастают как снежный ком. Сейчас выясняется, что те планы, мечты и надежды, которые существовали в самом начале этого интеграционного процесса, не оправдались. Вспомним, что в 2010 году, когда был создан Таможенный союз, президенты, другие официальные лица, государственные СМИ убеждали население трех стран, что членство в этом объединении раскроет перед ними невиданные горизонты, огромный рынок, даст резкий рост товарооборота, подтолкнет развитие экономики.

Но реальность оказалась совсем не такой. Торговля между странами-членами ЕАЭС не растет, а падает. Н. Назарбаев после переговоров в Астане заявил, что товарооборот между Россией и Казахстаном снизился на 20%. Такая же ситуация и в белорусско-российской торговле. В январе по сравнению с аналогичным периодом 2014 года экспорт в Россию уменьшился на 39,6%, на столько же упал импорт из этой страны.

Несмотря на то, что с 1 января 2015 года начал функционировать ЕАЭС, так и не удалось создать единое экономическое пространство, зону свободной торговли между странами-участниками. Только 2/3 товаров и 1/3 услуг в пределах союза продаются свободно, остальные подлежат регулированию. Причем, ситуация ухудшается. Премьер-министр Беларуси А. Кобяков, выступая 6 февраля на заседании Межправительственного совета ЕАЭС, констатировал: «Сейчас список исключений не только не уменьшается, а наоборот, начинает снова увеличиваться».

И это естественно, все страны-участники в условиях кризиса защищают своего производителя, невзирая на соглашения и регламенты ЕАЭС, возводят искусственные барьеры на пути торговли. Россия в ноябре-декабре прошлого года начала продовольственную войну против Беларуси, на белорусско-российской границе даже временно возникли таможенные посты. Недавно Казахстан заявил о намерении запретить поставки ряда товаров из России, так как вследствие огромной девальвации в РФ казахстанские товары не выдерживают конкуренции с российской продукцией.

А. Лукашенко во время встречи с Н. Назарбаевым заявил: «Темпы негативные накапливаются, и многое зависит здесь от Российской Федерации». В переводе с дипломатического на обычный язык этот тезис можно расшифровать так: Россия должна компенсировать союзникам их потери. Возможно, как раз эту тему обсуждали руководители Беларуси и Казахстана на двусторонней встрече. Если объединить усилия, то вдвоем легче выбить у В. Путина какие-то льготы или субсидии. Но совсем не факт, что это удалось. Ведь о каких-то содержательных решениях саммита ничего не сообщается.

Если бы не предложение президента России о планах создания валютного союза в рамках ЕАЭС, то СМИ вообще не за что было бы зацепиться, освещая итоги этой встречи. В. Путин в Астане заявил: «Мы условились с партнерами продолжить координацию монетарной политики. Думаем, пришло время поговорить и о возможности формирования в перспективе валютного союза».

Не очень понятно, о чем идет речь. Ведь собственно формирование валютного союза, переход на единую валюту в рамках ЕАЭС отнесено, согласно документам о создании этого объединения, к 2025 году. Одно дело, если речь идет о координации монетарной политики в странах-участниках, например, переход к расчетам во взаимной торговле в национальных валютах, согласовании процесса их девальвации и пр. Потому что в этой сфере в последнее время происходит дезинтеграция. Так, 18 декабря, в связи с девальвацией российского рубля, А. Лукашенко поставил правительству задачу перейти в торговле с РФ на доллары и евро.

И совсем другое дело, если В. Путин хочет ускорить переход к единой валюте. Судя по всему, президенту России на фоне острых внутренних и внешних проблем очень нужен некий международный успех. Однако есть серьезные сомнения, что из этих намерений В. Путина что-нибудь получится. На это есть целый ряд причин.

Во-первых, валютный союз — высшая форма экономической интеграции. В рамках же ЕАЭС не удалось сформировать полноценный таможенный союз, единое экономическое пространство, осуществить унификацию макроэкономической политики Т. е., не завершив строительство низших этажей здания, берутся за сооружение высших. Не надо быть строителем, дабы понять, что из этого получится.

Во-вторых, надо иметь в виду, что во всех трех государствах действуют авторитарные, даже персоналистские политические режимы. Как известно, авторитарные лидеры не любят делиться властью. Национальная валюта — базовый институт государства, а, следовательно, и управления. Отказавшись от собственных денег, страна теряет львиную долю своего суверенитета, а правитель — огромный кусок власти. Наивно надеяться, что нынешние президенты от этого откажутся. Например, как можно в Беларуси осуществлять режим ручного управления экономикой, делить ресурсы, не имея национальной валюты, собственных денег? Поэтому А. Лукашенко на пресс-конференции 29 января по поводу единой валюты в ЕАЭС заявил: «Не думаю, что это будет завтра, и не думаю, что это будет при моей президентской жизни». Это тот случай, когда словам президента можно полностью доверять.

В-третьих, в ЭАЭС, в отличие от ЕС, есть большое доминирование одной державы — России. И если, рассуждая теоретически, когда-нибудь дело действительно дойдет до создания единой валюты, то ею будет российский рубль. Вряд ли Москва согласится на какую-то новую наднациональную денежную единицу, типа алтын или евраз. А это уже будет не интеграция, а поглощение сильным государством слабых стран.

В-четвертых, время для разговоров о валютном союзе выбрано самое неудачное. Когда создавали ЕАЭС, то рассчитывали, что Россия будет локомотивом экономического прогресса в союзе. А оказалось, что наоборот, РФ стала источником проблем для союзников. Кризис в России потянул вниз и экономику других членов союза. Конфликт РФ с Западом превращает ЕАЭС в изолированную от мира организацию. Идея «интеграции интеграций», с которой носится официальный Минск, еще очевиднее становится утопией.

Важно обратить внимание, что в день саммита в Астане ЕС принял важное решение. Санкции Европейского Союза против России будут действовать вплоть до успешной имплементации минских договоренностей по Украине. Но очевидно, что политическое урегулирование ситуации на украинском востоке в обозримом будущем нереально. США пошли дальше и объявили, что не отменят санкций, пока Россия не вернет Крым Украине. Все это означает, что западные экономические санкции в отношении РФ сохранятся на годы вперед. Со всеми вытекающими отсюда неблагоприятными перспективами на выход России из кризиса, что самым непосредственным образом влияет на ЕАЭС, экономику союзников.


sn-plus.com

 

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

Рассылка

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.