A+ A A-


Карбалевич: Укрощение строптивого

Оцените материал
(1 Голосовать)

Боюсь, война теперь скоро кончится, но все хорошее рано или поздно кончается, так что не стоит роптать. 
Гаролд Александер


Судя по всему, белорусско-российская калийная война подходит к концу. Конфликт благополучно завершается на условиях Беларуси. 

Если в первые дни после ареста гендиректора «Уралкалия» В. Баумгертнера и начавшегося агрессивного пропагандистского наступления белорусских государственных СМИ было не совсем понятно, чего добивается официальный Минск, то чуть позже ситуация прояснилась. Белорусская сторона прозрачно намекала, что одним из условий разрешения конфликта была бы национализация «Уралкалия» российским государством или хотя бы смена собственника этой компании.

И вот процесс пошел. Всю прошедшую неделю российские СМИ сообщали, что главный акционер «Уралкалия» Сулейман Керимов спешно продает свою долю в кампании, в среде олигархов началась конкурентная борьба за покупку этого актива. В пятницу появилась информация, что сделка состоялась, акции выкупает банкир Владимир Коган, который уже заплатил первый транш, вся процедура смены собственника должна завершиться в течение ближайших двух-трех недель.

Одновременно 12-13 сентября в Минск приехали и были приняты А. Лукашенко три топ-менеджера крупнейших российских государственных бизнес-структур: президент компании «Роснефть» И. Сечин, глава «Газпрома» А. Миллер и руководитель «Сбербанка» России Г. Греф. Причем, все они приехали не просто так, а с подарками для белорусского руководства.

И. Сечин обрадовал новостью, что никакого сокращения поставок российской нефти в Беларусь не будет, белорусская сторона получит весь заявленный объём. Плюс говорил о больших инвестиционных планах в нашей стране. Глава «Газпрома» А. Миллер обещал увеличить транзит газа через Беларусь, рассказал о проекте нового магистрального газопровода «Ямал-Европа-2», строительстве комплекса в ОАО «Гродно Азот». Руководитель «Сбербанка» РФ Г. Греф привез $800 млн инвестиций для Мозырского НПЗ и БелАЗа. Кроме того, глава российского госбанка обрадовал новостью, что кредит в $1 млрд, выданный в 2011 г. этим банком «Беларуськалию» под гарантии правительства, может быть рефинансирован. Что для Беларуси чрезвычайно важно, ибо, валюты для возвращения долга нет. Между прочим, по кулуарной информации, именно «Сбербанк» выступил кредитором сделки между В. Коганом и С. Керимовым по продаже пакета акций «Уралкалия». Любопытно и то, что российские топ-менеджеры активно рекламировали свои благотворительные акции в Беларуси.

И, видимо не случайно, одновременно появилась информация, что генпрокуратура РФ выразила готовность совместно расследовать обвинения, выдвинутые белорусскими правоохранительными органами в адрес «Уралкалия».

Все это говорит о том, что Кремль встал на путь умиротворения А. Лукашенко. «Уралкалий», а следом за ним и Кремль, не стали ввязываться в войну с официальным Минском и быстро капитулировали. Белорусское руководство, арестовав В. Баумгертнера, сыграло ва-банк, резко подняло ставки, и выиграло. А. Лукашенко на данный момент одерживает моральную, политическую и где-то даже экономическую победу.

После ареста В. Баумгертнера российские либеральные СМИ с возмущением писали, что захват заложников — это нецивилизованно, что белорусские власти используют средневековые методы, что А. Лукашенко неадекватен и пр. Так вот последние действия Кремля показывают, что в отношениях с Россией институт заложничества эффективно работает. Разрешение конфликта в пользу официального Минска фактически легетимизировало данный институт. Это в отношениях с ЕС торг политзаключенными получается плохо. А что касается России, то А. Лукашенко заговорил языком, который оказался хорошо понятным российским «пацанам». Ибо именно такие методы в массовом порядке используются приближенными к власти российскими олигархами для «отжимания» понравившегося им бизнеса.

Главный вопрос, который возникает в этой связи: почему В. Путин не принял вызов, не пошел на эскалацию конфликта, а встал на путь умиротворения Минска? Здесь сразу сошлось несколько факторов, которые, несомненно, учитывало белорусское руководство, начиная калийную войну.

Прежде всего, это геополитический фактор. В преддверии Вильнюсского саммита программы «Восточное партнерство» ЕС резко обострилась борьба между Россией и Евросоюзом за контроль над постсоветским пространством. Брюссель планирует подписать в литовской столице соглашения с некоторыми странами по их интеграции в Европу. Москва предприняла мощное контрнаступление. Была проведена показательная таможенная война с Украиной. Армению принудили заявить о вступлении в Таможенный союз, т. е. присоединиться к России, Беларуси и Казахстану. Запрет на экспорт молдавского вина в РФ эксперты тоже рассматривают как способ давления на Молдову, чтобы побудить ее интегрироваться в альянс, патронируемый Москвой. И на этом фоне война с Беларусью для российского руководства оказалась совершенно некстати.

Затем, белорусские официальные лица и государственные СМИ настойчиво подчеркивали, что это конфликт не с российским государством, а с «Уралкалием», с хищным С. Керимовым и его командой. Учитывая то, что в России не любят олигархов, для В. Путина бросаться на защиту главного акционера калийной кампании было политически невыгодно. К тому же С. Керимов принадлежит к клану Д. Медведева. Репутация у этого олигарха даже по меркам криминальных нравов российской бизнес-элиты плохая, его обвиняли в причастности к рейдерским захватам чужих кампаний. Кроме всего прочего, появилась информация, что он чуть ли не финансировал оппозицию.

Известно также, С. Керимов специализируется на перепродаже бизнеса. С самого начала приобретения им акций «Уралкалия» эксперты утверждали, что через какое-то время он собирался их продать. Беларусь, объявив войну российской компании, могла очень сильно навредить ее деятельности. Мало того, что ее ведущим менеджерам угрожали арестом по линии Интерпола. Беларусь имела возможность обратиться к другим государствам с судебными исками, потребовать ареста имущества «Уралкалия» в качестве возмещения ущерба, нанесенного «Беларуськалию». Пока бы шло судебное разбирательство, деятельность российской кампании могла быть частично парализована.

Иначе говоря, Кремлю, очень заинтересованному в скорейшем разрешении конфликта с Беларусью, долго уговаривать С. Керимова продать свой бизнес не пришлось. Важно подчеркнуть, что В. Коган, покупающий акции «Уралкалия», достаточно близкий к В. Путину человек. Они сотрудничали еще тогда, когда президент России работал в Питере. Таким образом, продажей актива С. Керимова в Уралкалии» В. Когану решаются две задачи. Белорусско-российская калийная война заканчивается миром, ибо требование Минска удовлетворено. И выгодный бизнес переходит к банкиру из путинского клана.

Если этот процесс будет доведен до конца, не произойдет осложнений, то в ближайшем будущем заложника В. Баумгертнера освободят, уголовное дело в отношении руководства «Уралкалия» закроют, о страшных преступлениях российского олигарха, о которых две недели вещали белорусские государственные СМИ, быстро забудут.

sn-plus.com

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.