A+ A A-


Гибридный союзник

Оцените материал
(5 голосов)

Традиционное празднование оппозицией Дня Воли ныне призвано было предупредить о реальной угрозе независимости Беларуси со стороны России. Ощущение этой угрозы возникло год назад, после присоединения РФ Крыма не только в национально ориентированной оппозиционной среде. Если судить по осторожным полунамекам в выступлениях президента, то эта проблема осознана и А. Лукашенко. 


За прошедший год чувство опасности с востока не уменьшилось, а скорее возросло. И Беларусь здесь не одинока. Например, в Польше, Литве российская угроза стала доминантой общественных настроений, что нашло свое выражение в существенном росте военных бюджетов этих стран, формировании литовской армии на основе всеобщего воинского призыва.

Можно конечно упрекать людей, твердящих об опасности со стороны России, в алармизме, намекать на опасность самооправдывающегося пророчества. Действительно, с рациональной точки зрения реальной угрозы покушения на независимость Беларуси из РФ сегодня нет. Ибо Россия надолго увязла в украинском болоте, она находится в глубоком кризисе, международной изоляции и ей не до нашей страны, расхлебаться бы со своими старыми проблемами.

К тому же непонятно, зачем Москве это надо. И благовидный повод вроде бы трудно найти. Беларусь, в отличие от Украины, не уходит на Запад, здесь ущемляют не русский, а белорусский язык, националисты загнаны в глухое гетто, А. Лукашенко презентует страну как лучшего друга и союзника России.

Но вопрос в том, насколько нынешняя политика Москвы рациональна. Ибо с точки зрения здравого смысла нынешний военный конфликт с Украиной и политическая конфронтация с Западом противоречат национальным интересам России. Казалось бы, зачем брать на свое финансовое содержание Крым, ДНР и ЛНР, увеличивать расходы на оборону и силовые структуры в условиях глубокого экономического кризиса, в котором пребывает страна?

Кроме того, на фоне конфликта с Украиной и Западом, массивной шовинистической волны в России возникло большое количество общественных структур, которые в деле силового влияния на «русский мир» готовы идти гораздо дальше, чем Кремль. В. Путин инициировал процесс, которым уже сам не в состоянии управлять, о чем, возможно, свидетельствует убийство Б. Немцова. Как говорит профессор О. Манаев, «действия руководства РФ за последний год «открыли ящик Пандоры», высвободив «джинна» российского реваншизма».

Отдельные толчки от этой волны мы наблюдаем в Беларуси. В белорусских городах происходит распространение российской государственной символики и георгиевских лент. Интернет-ресурс РФ «Спутник и погром» опубликовал статью своего обозревателя, согласно которому передача восточных областей Беларуси в 1920-е годы из состава РСФСР была ошибкой. И заявляет: «Если тов. Лукашенко будет упорствовать в самостийной ереси, нельзя исключать появления народных республик на востоке (а потом, возможно, и на западе) сегодняшней РБ с последующим признанием незаконности большевистских подарков, сделанных БССР в 1924 и 1926 гг.».

Безусловно, это позиция не Кремля, не федеральных телеканалов, а всего лишь маргинального сайта. Но намек зловещий. И если по каким-либо причинам (ради рейтинга, отвлечения внимания населения) Кремль решит повторить в Беларуси украинский сценарий, то найти благовидный предлог не составит труда. А в эффективности их пропаганды мы имели возможность убедиться. Сделали же российские телеканалы «бандеровцем» вполне респектабельного и умеренного олигарха П. Порошенко. Классика жанра. Провести операцию по превращению А. Лукашенко из лучшего друга России в белорусского националиста и «бандеровца» — раз плюнуть.

И официальный белорусский идеологический конструкт, выраженный в тезисах «белорусы — такие же русские», «мы — один народ», призванный вроде бы нейтрализовать любые аннексионистские поползновения РФ в отношении Беларуси, может обернуться своей противоположностью. Дескать, коль мы один народ, то почему мы живем в двух разных государствах?

Ощутило ли белорусское общество угрозу, осознало ли, что мы живем уже в ином геополитическом и историческом ландшафте, имеем дело с новой Россией? Увы, социологические опросы дают отрицательный ответ на этот вопрос. Большинство населения одобряет действия РФ в Украине. Об этом свидетельствует и малочисленность шествия на День Воли. Собственно, в патерналистской белорусской социальной модели, видимо, по-другому и быть не может. Ибо здесь нет граждан, есть подданные, которые передоверяют власти и «единственному политику» право обеспечивать их безопасность и судьбу.

Тогда поставим вопрос по-другому: а ощутила ли власть, белорусское политическое руководство угрозу с востока? Судя по всему — да. Но проблема в том, что в той ситуации, в которой оказался А. Лукашенко, он мало что может сделать для предотвращения опасности. Поскольку, с одной стороны, Россия — это угроза, а с другой стороны, РФ — главный и единственный источник поддержки и выживания белорусской социальной модели. Без этой помощи нынешнему режиму не выжить. Официальный Минск оказался в ловушке, в колее, из которой ему не выбраться, не выпрыгнуть.

Сейчас в независимых СМИ, оппозиционной среде звучат призывы активно формировать белорусскую идентичность, переходить на белорусский язык, дабы убежать из пространства «русского мира». Увы, «вышыванки» и «мова» — слабые редуты на пути российской экспансии. Пока существует тотальная зависимость Беларуси от низких цен на нефть и газ, от российских кредитов и российского рынка, нынешнее статус-кво поменять невозможно.

Чтобы стать действительно независимыми, нам нужно менять не отдельные элементы в сфере идеологии, а осуществить системную трансформацию, модернизацию Беларуси. Необходимы глубокие рыночные реформы, которые позволят создать жизнеспособную экономическую систему, способную существовать без российских льгот и денег, быть эффективной, приобретая газ и нефть по мировым ценам. Чтобы превратить подданных в граждан, получить поддержку Запада, нужна демократическая реформа политической системы страны. И только одновременно, параллельно с этим, необходима идеологическая трансформация, выход из российского информационного пространства, постепенное формирование белорусской идентичности на почве белорусского этнокультурного национализма.

Но проблема А. Лукашенко в том, что он на такие реформы пойти не может, так как это разрушит его социальную модель, его режим, которые являются оптимальными для удержания власти. Трансформация Беларуси — это большая угроза его властвованию, чем потенциальная гибридная война со стороны России. Поэтому ему не остается ничего другого, как балансировать в довольно узком коридоре. С одной стороны, некоторое дистанцирование от России в украинском конфликте, размораживание отношений с Западом, заигрывание с косметической белорусизацией. С другой стороны, заверение В. Путина в союзничестве и просьба или даже требование новых кредитов и субсидий.

Плюс делается ставка на сильную государственную власть, отлаженную систему госаппарата, способную предотвратить любую гибридную попытку создания структур типа ДНР и ЛНР. Но тут есть тоже проблема. Попытка балансирования, нечеткость политической позиции по вопросу украинского кризиса дезориентируют госаппарат. И мы видим многочисленные случаи, когда чиновники на местах не улавливают нюансы официального позиционирования и рьяно поддерживают российскую шовинистическую позицию, оставаясь в полной уверенности, что такова линия президента.

И еще один вызов, на который пока у наших властей нет ответа: что делать с пророссийской «пятой колонной», которая в последнее время сильно активизируется?


sn-plus.com

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

Рассылка

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.