A+ A A-


Экономическое полотно кисти Заико и Романчука (видео, стенограмма)

Оцените материал
(4 голосов)

Два известных экономиста в «Разговоре на троих» создают полотно «Экономическая ситуация в черно-белых тонах».

Как мы за два года стали беднее на 31 миллиард долларов? Кто из чиновников заслуживает доброго слова? Каковы перспективы страны, в которой каждый пятый доллар, заработанный экспортёрами кровью и потом, пошёл на оплату кредитов.


Динамично, аргументировано, полезно. Смотрите! Время, которое будет потрачено не зря!


ОГП-ТВ, стенограмма

Анатолий Лебедько:
– И снова здравствуйте! «Разговор на троих». на этот раз с участием профессора Заико, руководителя аналитического центра «Стратегия», и Ярослава Романчука, Центр Мизеса.

Господа, мольберт установлен, сейчас мы будем брать кисть и рисовать портрет экономической ситуации. Я бы для начала предложил взять темную кисть и... вот, на ваш взгляд, какие три тренда, события, факта наиболее негативные для экономической ситуации? Что плохо? Леонид Федорович, с вас начнем.

Леонид Заико:
– Здесь, вы понимаете, мы попали в циклический такой период, если посмотреть, то...

Анатолий Лебедько:
– Опять Америка виновата?

Леонид Заико:
– Не, Америка вообще к этому отношения не имеет. Америку надо благодарить вобще-то.

Анатолий Лебедько:
– Ну, к белому мы перейдем чуть позже. Давайте темное.

Леонид Заико:
– Сегодня идет понижающий тренд, если пойдем по прямой, а если смотреть с точи зрения обычных параметров экономики, понижающий тренд, и собственно говоря, здесь пока не понимают наши полиси-мэйкеры, что важно правильно упасть. Это как в борьбе. Надо не дергаться там, выходить «Сейчас выйдем из кризиса», нет. Ребята, давайте войдем в кризис грамотно. С тем чтобы убрать лишние...

Анатолий Лебедько:
– Первый минус – управление, понимание ситуации?

Леонид Заико:
– Да, диагностика ситуации была сделана неправильно. Это первое. Второй момент, вторая оценка была, что давайте сейчас просто... У нас была Ассамблея деловых кругов и были там правительственные чиновники, говорят, давайте вот сейчас будем больше продавать за границу...

Ребята, что вы собираетесь продавать? Потому что проблема внутри. Падение экспорта очень большое. В этом году процентов на 18... И тогда было 20... Поэтому проблемы – они внутри. Внутри наших предприятий, внутри экономической политики... И начинать надо именно с этих институциональных решений.

Ну и третья проблема – то, что белорусское общество проглотило вот это падение в 2 раза заработной платы... Хотя официально там 7 %. и я бы сказал, что третья проблема – отсутствие драйверов.

Анатолий Лебедько:
– Ок. Ярослав? Три?

Ярослав Романчук:
– Я бы нарисовал сначала одним мазком картину белорусской экономики, все мы знаем портрет нашего известного соотечественника Малевича «Черный квадрат». а я бы назвал состояние нашей экономики «Черный круг» или «Черная дыра», «Черная... любое, то что можно, что является круглым.

Первая проблема белорусской экономики заключается в том, что у нас номенклатура очень активно и искуссно научилась отождествлять свои интересы с интересами страны. Грубо говоря, вот они говорят: «Стране выгодна социальная ориентация...» На самом деле, и бюджет этого года, и бюджет следующего года, и госпрограммы – это в интересах узкой группы кланов, баронов белорусской экономики, которая есть в каждом секторе.

Анатолий Лебедько:
– То есть экономика завязана на интересы узкого круга людей?

Ярослав Романчук:
– Белорусская модель – это модель 15 тысяч белорусских мультимиллионеров, которые продолжают являться главными бенефициарами всего этого строя.

Второе – это отсутствие объективных данных, по которым можно судить о глубине кризиса и проблем. Инфляции в Беларуси нет, потому что цены регулируются. Бюджет у нас частичный, и мы не видим большую часть расходов, которая тратится на чиновники, в том числе, госпредприятия, на разного рода проекты.

Поэтому диагностика полная не может быть, соглашусь с Леонидом Федоровичем, потому что информация-то куцая очень.

И третье – мы полностью игнорируем опыт ошибок и успехов других стран. Вот говорят, умный учится на чужих ошибках, а мы и на своих, и на чужих вообще учиться не хотим. То есть мы пытаемся склеить хрустальный сосуд, который несем тяжело, он выплескивается, разбивается, ранит, там... кровь хлещет, а мы все равно продолжаем упорно его нести вперед... Опять, мы несем-то, а чиновники и те распорядители чужого, которые, я сказал, 15 тысяч мультимиллионеров, они на этом просто наживаются, насмехаютсянад нами, говоря: «Ну, раз вы такие недалекие, ну, несите, а мы еще заработаем пару десятков миллиардов долларов...»

Анатолий Лебедько:
– Хорошо. Разобрались, что мы несем их, 15 тысяч – тяжелай груз. Хорошо, даже на планетах других и то находят какие-то светлые пятна. Давайте вот этот черный круг Романчука нарисованный, давайте попробуем все-таки найти три тренда, три фактора, которые можно сказать, что правительство или министерство или какая-то структура делают правильно.

За что можем зацепиться? Что-то белое хочется сказать.

Леонид Заико:
– Я хочу сказать, что вообще за 25 лет впервые у нас появился белорусский рубль. Была проведена деноминация, был установлен, в общем-то, более или менее нормальное соотношение между мировыми деньгами и белоруским рублем, это 1 к 2.

Анатолий Лебедько:
– Плюс – Каллауру и Нацбанку, да?

Леонид Заико:
– Да, плюс – Каллауру и Нацбанку. Конечно. Хотя это надо было делать раньше. Естественно. Я сам был сторонником того, чтобы 4 нуля зачеркнуть, правильно сделали. Второй момент связан с тем, что белорусские предприятия сейчас не врут, то есть показывают по статистике падение общей рентабельности до 7 %, 22 % убыточных предприятий, то есть здесь вранье не имеет, я бы сказал, вот такой расширенной формы. Есть обычное арнье, а есть расширенное.

Анатолий Лебедько:
– Какие-то рамки появились у вранья, да?

Леонид Заико:
– Ну, в общем-то, да. Я, наверное, благодарен нашему комитету Статистическому, кстати, на них там поливают, чиновники их там все время тыркают и прочее, еще когда Зиновский был руководителем.

Третий момент, который в этом есть позитивный в нынешней ситуации – это то, что белорусская экономика стала более конкурентной благодаря вхождению в единое пространство с Россией. То есть появились российские товары, появилась конкуренция, все, она часть вытесняет, это плохо, часть грохнулась нашего производства, 15 % должны были бы закрыться белорусских предприятий, но вот есть уже конкуренция.

Анатолий Лебедько:
– Вкус конкуренции почувствовали, он не всегда бывает сладкий...

Леонид Заико:
– Да. Вот это не так-то просто было. Но... То есть мы возвращаемся. Люди стали жить более по средствам, зарплата упала в 2 раза, если посмотреть в сравнительных международных сопоставлениях. И дальше какие-то цены на товары стали снижаться... То есть это вообще-то плюс, можно говорить.

Анатолий Лебедько:
– Ну, последнее – это не совсем белое пятно, если мы выйдем на конкретный разговор с конкретными людьми.

Три белых пятна от Романчука?

Ярослав Романчук:
– Первое белое пятно связано с нашим выживанием как страны. Деятельность МИДа направлена сейчас на то, чтобы так или иначе привлечь внимание к Беларуси. То есть в МИДе гораздо больше сейчас людей, которые являются патриотами настоящими Беларуси, чем было 10-15 лет назад.

Анатолий Лебедько:
– МИД стал МИДом.

Ярослав Романчук:
– МИД стал... ну, не совсем МИДом, но по крайней мере, надо от МИДа забрать эту экономическую функцию, несвойственную, это не их дело – продавать товары, быть маркетологами, а просто представлять интересы Беларуси, делать маркетинг страны. Они это делают сейчас гораздо успешней благодаря тому же Макею, чем было 10 лет назад.

8.20 Второе – у нас появился институт, который – формально, по крайней мере, он слабенький голос пока, но тем не менее, он есть – это Национальное агенстство по привлечению инвестиций и управлению инвесторами, человек действительно на своем месте. Но опять – полномочий мало. Но если наделить полномочиями и дть возможность человеку развернуться...

Анатолий Лебедько:
– И проявить волю.

Ярослав Романчук:
– И проявить волю, тогда действительно вот эти люди там есть и они готовы развенуться.

И третий орган, или там белое пятно, неожиданно для меня (потому что всегда мы с Леонидом Федоровичем говорим, что этого органа вообще не должно быть, он на данном этапе фактически в структуре Совета министров Министерство экономики является активным сторонником Платформы национального бизнеса или создания благоприятного делового климата.

На фоне всех остальных, вот я имел возможность поговорить с целым рядом министерств и ведомств, Министерство экономики – это белое пятно: люди понимают, зачем нужна конкуренция, зачем нужны свободные цены, почему нужна дерегуляция... То есть те предложения, которые мы делаем в Платформе бизнеса, большую половину из них поддерживает мин.экономики. И на заседаниях общественно-консультационных советов они поддерживают именно нас, а не своих коллег по органам госуправления.

Анатолий Лебедько:
– Значит, министерство экономики не просто прочитали Платформу, но и сделали какие-то пометки по существу.

Ярослав Романчук:
– Более того, это вот тоже успех, в том числе наш с Леонидом Федоровичем, это то, что Национальная платформа бизнеса стала тем документом, который Совет министров расписал по всем министерствам, и они обязаны проводить консудьтации, чтобы выяснить нашу позицию. Это не значит, что они все принимают, но, по крайней мере, голос, аргументацию бизнес-сообщества, аналитического сообщества они слышат. И вот это диалог, на котором можно строить и дальше развивать успехи.

Анатолий Лебедько:
– Хорошо. Я понял, что четвертое белое пятно – это Леонид Заико и Ярослав Романчук. Идем дальше.

Леонид Заико:
– Не сомневаюсь (смеются).

Анатолий Лебедько:
– Я просто как раз сейчас убедился. Хорошо. Но все-таки сли вот черное и белое положить на чашу весов, то, я так понимаю, что черное все-таки сильно перевешивает, правда?

Ярослав Романчук:
– Потому что черное – это одно большое Александр Лукашенко, который принимает решения: экономические, политические, институциональные, все. И он создал такую систему, которая является паралич воли принятия решений на уровне предприятий, на уровне министерств и ведомств... все ждут, когда оттуда пойдет какой-то внятный сигнал. То есть какие бы мелкие шаги ни были сделаны – сколько раз были такие ситуцаии, когда хорошее решение, которое обсудили бизнес-сообщество и мы, шло в администрацию президента, в органы контроля, и оттуда приходило прямо противоположное решение.

И вот для меня что больше всего черное, я прочитал, ознакомился с бюджетом на 2017 год, это бюджет консервации рецессии, кризиса и всего того негатива, который есть в экономике. Никакого просвета нет!

Анатолий Лебедько:
– А как же добрые намерения, заложеные в бюджет, что, там, зарплата бюджетников вырастет на 9 %... в проекте бюджета, Леонид Федорович, вы ж что-то видите позитивное?

Леонид Заико:
– Для меня этот бюджет просто, как говорил Паниковский, я бешено хохотал. Во-первых, они решили, что бюджет весь будет построен на ценах на нефть опять... Слушайте, я 30 лет преподавал в Нархозе и внятно студентам рассказывал, что любая страна формируется за счет внутренних факторов производства. А выстраивать саму логику бюджетного процесса – это неправильно, за это двойку ставить надо.

Второй момент – это то, что я бы не стал демонизировать Лукашенко, в принципе. На мой взгляд, достаточно...

Анатолий Лебедько:
– Хороший парень...

Леонид Заико:
– Для своей семьи – да.

Анатолий Лебедько:
– Хороший семьянин?

Леонид Заико:
– Семьянин. А чего это вы так? Хоть это есть, понимаете?..

Анатолий Лебедько:
– Это важная оценка, в самом деле.

Ярослав Романчук:
– Ты ж говоришь – светлые пятна. Вот Леонид Федорович нашел светлое пятно.

Леонид Заико:
– Меня больше удивляет то, что само правительство очень часто обнаруживает непрофессионализм и отсутствие достаточно грамотной позиции. Скажем, как эта пошлина за участие автомобиля в дорожном движении... Это чушь, в общем-то, индюшачья. Безработных или там тунеядцев найти – это вообще, это дикость, так сказать.

Кто-то ж есть, кто это все предлагает. Не думаю, что это лично Мясникович, там писали цифру, там, 450 тысяч разгильдяев в стране. Может, они и своих близкий считали. Скорей всего. Поэтому общая краска такая... серая и, я б сказал, пока нет новых финур, ну, за исключением Нацбанка, – лучше их не трогать, потому что могут закопать просто – ну, вот Ярослав Чеславович обратил внимание на Министерство экономики. Может быть, они все-таки понимают, что их надо закрывать.

Ярослав Романчук:
– Я же говорю, наша позиция все равно закрывать. Но в данной структуре они все-таки проявляют такую достаточно...

Леонид Заико:
– А дальше мы обсуждаем – и хорошо. Министерство экономики отработало, как первая ступень, а сейчас нам просто необходим такой Национальный комитет или Национальное агентство экономической политики, куда, кстати, будут входить и чиновники, и, если хотите, предприниматели. В идеальном образе это будут входить и предприниматели, и потребители, Союзы потребителей, и рабочие профсоюзы. Вот это можно сделать. И не нарушает вот такой белорусской хрустально-сосудистой...

Ярослав Романчук:
– Дистонии (смеются).

Анатолий Лебедько:
– Хорошо. Давайте вот что. Ярослав, обратимся к вашей бухгалтерии. Вот вы тут намедни насчитали, что за два года – если посчитать и этот год – то ВВП скукожился на 31 млрд долларов.

Ярослав Романчук:
– Это не мои, на самом деле, расчеты, это ...

Анатолий Лебедько:
– Это сопоставимо с самим бюджетом...

Ярослав Романчук:
– Это на 50 % больше, чем бюджет 2017 года... Дело в том, что если взять по расчетам Национального банка, ВВП Беларуси в 2014 году был почти 76 млрд долларов. В 15 году он не дотянул до 55 млрд долларов. То есть падение почти на 21 млрд долларов. Это просто катастрофа уже сама по себе. Я смотрю по первому полугодию 16-го года – расчет опять Нацбанка, а не мой – ВВП составил 22 млрд долларов, чуть с хвостиком. Я даже предполагаю, что в долларовом выражении он вырастет немножко больше, хотя есть все основания, что он будет даже меньше 20, исходя из нефтяного конфликта. 45. 45 - 55 = -10, -10 + -21= вот вам цифра в 31.

Это караул, это пожар, здание рушится! Это не то, что нужно, знаете, простыни поменять – и мы все сделаем. И когда вот такие цифры показываешь...

Мы входили в группу стран чуть ли не со средним уровнем дохода по ООН, мы кичились тем, что у нас без реформ мы, как Словакия, Чехия, Венгрия... А сейчас оказалось, что мы по уровню заработной платы даже хуже, чем Грузия. По ценам мы в 2-3 раза дороже, чем Польша. По производительности труда мы в 4 раза хуже, чем Европейский союз.

Друзья, а мы куда шли? Вот это вопрос, который надо было задать 3 года назад, 4 года назад. И самое страшное в этом дискурсе сегодня, мы опять: мы щемим предпринимателей, мы садим за штрафы, мы ищем врагов внешних... Лукашенко на грани очередного жесткого конфликта с Кремлем... А в зеркало посмотреть кто запрещает?

Анатолий Лебедько:
– Давайте еще раз про зеркало... Мы уже подходим к концу нашей передачи. Давайте затронем еще такую тему, мы не касались, долговые расписки. Только в этом году, наколько я знаю, почти 3 млрд мы платим по долговым распискам.

Ярослав Романчук:
– Больше. 3,4 млрд.

Анатолий Лебедько:
– Это огромная цифра. Это больше, чем расходы на образование, медицину, физическую культуру, культуру... Какова здесь перспектива? Или все-таки что-то скрыто, что вот эти кредиты, которые набраны, они все-таки сечас заработают на структурные реформы – и что-то изменится, вот эти страшные цифры, которые говорил Ярослав, мы будем просто вспоминать, как прошлое?

Леонид Заико:
– Да нет, Ярослав точно сказал, вчера готовил статью, минус 30 млрд. То еть сли посмотреть на каждого из беларусов, то это практически по 3 тысячи долларов стали терять в год...

Анатолий Лебедько:
– Потеряли?

Леонид Заико:
– Да, деньги они на карманах ощутили. Посмотрите, люди улыбаются как-то, так сказать, сквозь слезы...

А то, что касается долгов, долги, конечно, очень большие, долги абсолютно ненужные. И если посмотреть на 45 – возможный вариант нашего ВВП, то уже будет, я считал, где-то под 80 %, 86%, кажется.

Ярослав Романчук:
– Долга, да, общего.

Леонид Заико:
– От ВВП, это общесуммарного. Интегральный долг, и частный, и государственный. То еть это новая ситуация. И здесь правительство и премьер-министр должен выйти, повиниться, сказать, что вот у нс такие долги. И первое, что должно сделать правительство, это снизить себе на 30 % зарплату. Всем членам правительства. Тогда люди поверят, что они чего-то хотят.

Ярослав Романчук:
– И премиальные.

Леонид Заико:
– Премиальные тем более. А за что премии? За то что лишили бюджет 30 млрд долларов?

Ярослав Романчук:
– Сидят, думают за народ.

Леонид Заико:
– По 3 тысячи долларов на каждого, включая старика и младенца. Ребята, что вы натворили? И надо эту цифру признать. Собственно и посчитать-то ее может любой студент первого курса.

Второй момент, который в этом проявляется, если посмотреть на наши с вами оценки, правительство хотело бы просто каких-нибудь 2 % прироста. Вопрос не в 2 % прироста, мы потеряли абсолютно там десятки... Нужна программа, которая, которая покажет... даже не программа, а действия, что у нас развивается бизнес, мы поощряем людей, мы заботимся о том, чтобы каждый человек мог начинать свое дело. Мы заемлю распродаем, ну, как распродаем, отдаем в доверительное управление или продаем землю, у нас должен быть рынок земли. И вообще, Беларусь – для беларусов. Вот для беларусов, и все.

Ярослав Романчук:
– Неожиданный лозунг, Леонид Федорович.

Анатолий Лебедько:
– Ну, что ж, на этом неожиданном лозунге мы завершаем нашу передачу. Мы с участием Ярослава Романчука и Леонида Заико рисовали портрет экономической ситуации. Реальный, реалистичный. Какой он получился – судить вам. И смотрите нас на ОГП-ТВ и, как всегда, без цензуры.

 

Общественное, гражданско-просветительское телевидение (ОГП-ТВ) работает для вас без купюр и цензуры. Хочешь видеть все?  Подпишись на канал ОГП-ТВ

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.