Logo
 Версия для печати

Оппозиционная ОГП

Оцените материал
(12 голосов)
Василий Поляков Василий Поляков

Одной из наиболее сильных сторон ОГП является ее последовательная оппозиционность и принципиальность во взаимоотношениях с властью


Опасные тренды.
ОГП – партия идеологическая. Свобода, демократия, права человека, свобода и автономия личности, рыночная экономика, неприкосновенность частной собственности, правовое государство – вот далеко не полный перечень тех базовых ценностей, за которые Объединенная гражданская партия борется с момента своего основания. И, казалось бы, предмета обсуждения здесь нет, равно как и необходимости повторять прописные истины. Но мир меняется. Еще 10 лет назад повестка дня Евросоюза начиналась с вопросов демократии и прав человека. События в Сирии, в Украине, теракты в европейских странах привели к тому, что вопросы безопасности стали куда более актуальными, чем все остальное. Да и режим Лукашенко из последней диктатуры в Европе переместился в разряд «предпоследнего» и на фоне внешней и внутренней политики восточной соседки стал выглядеть в глазах европейцев достаточно «смирным». Ревизия политики по отношению к режиму личной власти Лукашенко со стороны западных демократий привела и к стремлению оппозиционных партий и организаций пересмотреть формат своих взаимоотношений с действующей властью. Нельзя сказать, что раньше не предпринимались попытки понравиться властям, но это скорее касалось отдельных оппозиционеров или людей, которые таковыми считались. Сейчас тренд приобрел более массовый характер и стал частью стратегии «конструктивной оппозиции».

Последовательная оппозиционность. Во время проведения в 2017 году внутрипартийного аудита, многие участники фокус-групп и интервью, особенно журналисты, называли в качестве одной из наиболее сильных сторон ОГП ее последовательную оппозиционность и принципиальность во взаимоотношениях с властью. И это, безусловно, то, чем следует гордиться, основа, на которую нужно опираться.

За 24 года в политическом системе Беларуси ничего не изменилось. Власти по-прежнему преследуют оппонентов, грубо нарушают права человека, проводят политику русификации, отказываются проводить рыночные реформы, сохраняют советский уклад не только в экономике, но и в других сферах общественной жизни. Хуже того, строят увеселительные заведения на костях жертв сталинских репрессий. И это далеко не полный перечень, который ни при каких условиях не может позволить демократической партии пытаться встроиться в существующую авторитарную систему. К разочарованию «конструктивных оппозиционеров», сделать это невозможно и по субъективным причинам. Нынешняя власть, если и пойдет на какие-либо уступки, то, во-первых, носящие исключительно декоративный характер и не затрагивающие основ системы, во-вторых, на унизительных для оппонентов условиях, с полным контролем тех лиц, которые будут допущены в представительные или иные органы власти.

Формат взаимодействий с властями и переговорный процесс. Вместе с тем, последовательная оппозиционность не означает прямолинейного отказа от любых контактов и взаимодействия с властями. И речь здесь не только о процедурных вопросах, когда нужно согласовать проведение оппозиционных акций или обратиться в регистрирующий орган с документами по созданию партии или общественного объединения. Ситуация с депутатским мандатом в ходе парламентской кампании 2016 года показала, что нет простых решений, и принятие партией мандата назначенного депутата не лучший вариант для имиджа демократической оппозиции. Однако издержки были бы намного серьезнее в случае отказа, что однозначно оценивалось бы широкой общественностью как уход от ответственности и нежелание работать в «парламенте», как неготовность использовать открывшиеся «возможности». В целом, данный шаг позволил получить опыт и представление, как это работает, и насколько «прокрустово ложе» назначенного депутата позволяет, а точнее, не позволяет добиваться реальных успехов по демократизации системы. Поэтому следует добиваться честного избрания депутатов, чтобы у них не были связаны руки, чтобы была возможность добиваться изменения системы, а не только шанс встроиться в нее.

История демократических транзитов показывает, что переход к демократии может осуществляться разными путями – эволюционным (на протяжении десятков лет или столетий, был характерен для старых демократий), революционным (Португалия), в результате внешнего воздействия (Германия, Италия, Япония), «демократией сверху» (Швеция, Испания), «договорным» (пактированным) (Польша). Можно также говорить о смешанном варианте, содержащем элементы каждого из них. Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что для Беларуси наиболее вероятными представляются либо «договорный» вариант (или «смешанный» с перевесом в сторону «договорного»), когда в результате переговоров между властью (но, вероятнее всего, без Лукашенко) и оппозицией заключается своеобразный пакт по проведению демократических преобразований и начинается его реализация, либо революционный, если власти будут и дальше на это усиленно «работать» и до последнего не реагировать на запросы общества. Каждый из них имеет свои преимущества и недостатки, однако по степени неопределенности результатов и возможности отката к авторитаризму революционный более непредсказуем и небезопасен для общества.